Userpic 01

Жёстко запищала мышь

Израиль, как обычно. Какой-то норвежский аппаратчик пристыдил Израиль с трибуны ООН: избиение и сожжение палестинского юноши (так и сказал!) -- это отвратительное преступление. И привычно добавил, как он, дескать, обеспокоен строительством аж целых тысячи трёхсот квартир.

И евреи, как всегда в последние полвека демонстрируя дипломатический кретинизм, доставили всем, кому надобно, удовольствие: подняли обиженный визг, как собачонка, которую пнули ногой.



Ну не осёл ли?

Если уж совсем невмоготу было проигнорировать очередной fart on the wind (а то голова лопнет), то почему бы просто не поблагодарить норвежца спокойным и серьёзным официальным письмом, за то, что он не включил в список отравление колодцев, напускание чумы (то есть ковида, с поправкой на современность) и продажу врагам норвежских государственных тайн.
Userpic 01

перепост

Такого рода пранки редко бывают удачными, ещё реже по-настоящему смешными. Но этот, по-моему, замечателен -- и очень метафоричен. Начало на отметке 1:18.
(На всякий случай дисклэймер: многовато ненормативной лексики.)
[(click to open)]
Userpic 01

КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ (7). Школа премьер-министров

Один ведёт переговоры, дотягивает их до соглашения, но уходит с поста премьера, не подписав губительный договор собственноручно. Его вины нет, ответственность не на нём.

Следующий заявляет, что «прежнее правительство оставило в наследство ужасное соглашение», и что он, подписывая его по вынужденности, сделал всё возможное, чтобы подправить договор хотя бы в мелочах в нашу пользу. Его вины тем более нет.
Userpic 01

Irrelevant

Из потока новостных сообщений, -- тех, которые мелким шрифтом и на задворках.

Страсбург. Комиссия по раздаче пряников от Европейского содружества перестала финансировать веб-издание, вещающее на русскоговорящую израильскую аудиторию, сайт под названием Ре-Левант, эдакое продолжение «Антисионистского комитета советской общественности» в наши дни.

Вот фраза, коей сайт представлял сам себя: «Израильский сайт публицистики на русском языке был создан для того, чтобы предоставить возможность ведения серьезной и острой дискуссии» (emphasis added).

О, провидец Орвелл! Сайт «Ре-Левант» был характерен именно тем, что там не было замечено не только дискуссии -- ни единой строчки, которая хоть на букву отклонялась бы от текущего стандарта политкорректности, даже с целью посрамить противника. Вот сокращённый список того, что было под запретом: агрессия (без уточнения, что под этим словом понимается), личные нападки, хамство, расистские, сексистские, ксенофобские, гомофобские и трансфобские высказывания, отрицание прав палестинского народа на независимость, одобрение оккупации Палестины и строительства на оккупированных территориях, отрицание расистского характера государства Израиль, попытки посеять недоверие к факту глобального потепления, антинаучные нападки на вакцинацию от ковид-19, непризнание факта захвата Капитолия мятежниками, клеветнические сомнения в результатах американских выборов-2020, и очень многое другое.

Видимо, «серьёзные и острые дискуссии» должны были вестись о погоде.

Даже советская пресса до перестройки была не такой унылой: там нет-нет да и проскальзывало что-то живое, то внутри рамок цензурных норм, а бывало что и в попытках обойти цензуру.

А эти -- твёрдо знают, что главное их кáк личное, так и коллективное достоинство -- это даже не политкорректность. Это послушание. Никому из них ни разу не пришло в голову написать что-нибудь не по инструкции, а просто так, чтоб было интересно.

В числе авторов отметились все без исключения прогрессивные wertvolle Juden, вроде Эллы Раскиной, Гея Франковича, дурака Давида Эйдельмана и т.п., причём в списке авторов сайта, помимо заслуг каждого из них в журналистике, отмечен гомосексуальный статус: дескать, ктó из них пока недостаточно продвинут, а кто таки да. (А вот это правильно: пусть будет видно, кто педераст не только в переносном смысле, но и в прямом.)

Я заглянул вот сейчас на этот сайт: посмотреть, что они написали на прощание своим гипотетическим читателям.

Оказывается, ничего. Что ж, резонно: ежели перестали кормить, зачем ещё что-то писать-то.
Userpic 01

Творческий отчёт за 60 лет

На иврите в таких случаях надо написать «заль», ז"ל, «зихроно ле-враха», а по-английски RIP, а по-русски точного эквивалента нет, говорят «царствие небесное». Что я и делаю, читателю на выбор.

В «Википедии» о г-не Гельдмане сказано много хорошего на всех языках. Но почему-то ни там, ни в других энциклопедиях и справочниках, где о нём написано столько тёплых слов, не показаны его работы. Ни даже в искусствоведческих статьях на иврите. А почему, непонятно. Они ведь выставлялись во всех музеях Израиля и получили все художественные награды, какие только возможно, и все лауреатские медали, и все почётные дипломы, все-все до единого.

Помещаю несколько его работ, под катом. Они, судя по премиям, наше национальное художественное достояние, не так ли? Можно сказать, золотой фонд еврейской живописи. Разве не нужно знать его?

Говорят, следует писать de mortuis aut bene aut nihil. «О мёртвых либо хорошо, либо ничего», так? Да ведь я и пишу о г-не Гельдмане только хорошее, разве нет?

И работы такие хорошие, талантливые. Правда? Правда же? Скажите, ведь правда?

[Spoiler (click to open)]











Userpic 01

Лытдыбр (из цикла «Кацринские зарисовки»)

Эпиграф:    לֹא-תַעֲנֶה בְרֵעֲךָ עֵד שָׁקֶר



Встречаю давеча одного приятеля, хорошего, не какого-нибудь там.

Как говорится, «хареди, но хороший»:-) А что. Ежели им можно говорить «хилони, но хороший», почему мне нельзя так, тем более полушутя?

-- А знаешь! Главный свидетель обвинения в деле Нетанияху только что погиб в авиационной катастрофе, которую ему подстроили!

-- Знаю, -- говорю. -- Только во-первых, не главный. Во-вторых, не обвинения. А в-третьих, не свидетель в прямом смысле слова, а просто он был министром в правительстве Биби, и потому формально его должны считать свидетелем независимо от всех других обстоятельств. А в-четвёртых -- откуда ты мог бы знать, что «подстроили»? Тот, кто берётся управлять самолётом, не будучи пилотом, здорово рискует. Думаю, больше, чем водитель без шофёрской лицензии.

-- Ты веришь в честность Нетанияху?

Наверно, я должен был ответить: «Шесть софизмов в предложении из пяти слов; ты не думал связаться с редакцией книги Гиннеса?» Но я так не сказал, я вообще не люблю обижать.

-- Я верю в другое.

-- Во что?

-- В Бога.
Userpic 01

Они распоряжаются нашей жизнью


«...и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь?».

Деяния апостолов, 9:4


Вы ещё не забыли историю с Ольмертом, который из посредственного правого Савла однажды превратился в не менее посредственного левого Павла?

Когда пришло время обналичивать плоды его трудов, возникла техническая трудность: как передать герою заслуженные трофеи.

Было найдено творческое решение. Жена хитрого мэра и премьера г-жа Алиса (Ализа) Ольмерт, актививистка и Мерца, и Шоврим Штика, и заодно других прогрессивных сил, вдруг стала художницей-абстракционисткой. А строительные подрядчики, которым кто-то неизвестный дал поучаствовать в распиле иерусалимских муниципальных денег, по интересному совпадению оказались большими ценителями абстрактной живописи, и опять же по чистой случайности познакомившись с творчеством прогрессивной художницы, охотно приобретали её изделия за пятизначные суммы.

Короче говоря, всё обошлось благополучно, и даже сидеть Ольмерту пришлось всего полтора года, из полученных по суду шести лет (наша юстиция гуманна).

К чему это я вспомнил? А к тому, что буквально на днях другой большой друг Израиля, сторонник арабского социалистического возрождения со столицей в Иерусалиме, президент США г-н Джо Байден  спиздил  сплагиатировал Алисину идею и применил её на практике, причём даже более успешно: во всяком случае, на сегодняшний день в тюрягу не попал, при том что цены были на порядок выше.

А было так.

Его сын Гюнтер Байден известен главным образом двумя достижениями. Во-первых, он лично получил от Государственного банка Китая полтора миллиарда долларов за помощь китайским демпинговым компаниям обосноваться в США. А во-вторых, смог заключить успешную сделку с украинским правительством, благодаря которой американская помощь Украине не пострадала. Украинские ответственные лица вызвали на ковёр Виктора Шокина, тогдашнего своего Генерального прокурора, и объяснили ему, что ежели он продолжит расследование против одной газодобывающей кипро-украинской компании (где Гюнтер был одним из совладельцев), то ему отрежут некую часть тела. В конце концов всё кончилось по-мирному, генерального прокурора просто по-доброму уволили, дело закрыли, Гюнтер Байден получил свою долю, а финансовая помощь США Украине осталась не урезанной (как и тестикулы генпрокурора).

Между тем отец Гюнтера успешно сделался президентом США, победив в исключительно честной борьбе, из-за чего выплачивать откаты и прочие выплаты непосредственно Байдену-сыну стало неудобно. И вот мальчик Гюнтер стал, точь-в-точь как Алиса Ольмерт, живописцем-абстракционистом, или, как выражается Википедия, «художником по живописи».

Очевидно, тоже оказался очень талантливым. Во всяком случае, его абстракции стали продаваться как горячие пирожки, причём за неплохие деньги: некоторые идут по полмиллиона долларов за штуку (я не шучу!), а покупатели прямо сейчас стоят за ними в очереди.

(Пародии на его творения можно увидеть здесь).

Не знаю, получил ли Ольмерт комиссионные за идею. Думаю, что нет: кому нужен сошедший со сцены политик.
Userpic 01

Про Юнну Мориц, бывшую поэтессу

Сейчас в это трудно поверить, но когда-то она действительно писала хорошие стихи. И я до сих пор с симпатией вспоминаю милую и серьёзную девушку, школьную библиотекаршу, которая ко мне благоволила и однажды раскопала для меня в своих залежах тоненький старый сборник: «А вот это знаешь?» (я не знал).

* * *

А потом, много лет спустя, поэтесса полезла в национально-патриотическую нишу, которую увидела как стиходром рифмованных кричалок для газеты «Дуэль» (даже не «Завтра»). Патриоты не оценили: немножко хвалили, ещё меньше цитировали, да и то выборочно, причём на цитаты шёл один-единственный стишок, пафос которого был направлен против того прискорбного факта, что вот, дескать, с приходом перестройки всякие еврейчики вылезли на страницы прессы со своими никому не интересными новостями и комичными бедами. Ой гевалт, -- передразнила их в том стишке поэтесса, -- злые арабы забрались к фермеру в дом и покрошили его сельскохозяйственных зверушек вместе с домочадцами, гы-гы-гы.

Вообще-то для меня одной этой строчки достаточно, чтобы все остальные имели уже второстепенное значение. Субъективно, конечно... Но по моему непопулярному мнению, существуют такие фразы, которые, будучи единожды произнесены, навсегда становятся главной характеристикой произнесшего.

И тем не менее, оставляя в стороне форму высказывания и специфику юмора, -- с сутью упрёка я согласен. Если бы ту же претензию к евреям выразил русский публицист, он встретил бы с моей стороны не только согласие, но и одобрение. Более того, я бы отметил, что именно жёсткий стиль высказывания вызывает уважение к автору, который не лицемерит и не подстраивается, а с редкой для публициста прямотой объясняет непонятливым (раз уж им папа с мамой не объяснили), что жаловаться посторонним на обиду и несправедливость, а тем более клянчить у других сочувствие -- занятие недостойное.

Но вот когда за автохтонного читателя, пострадавшего-де от еврейской бесцеремонности, вступается не сам пострадавший, а кто-то из поддакивающих -- что кроме презрения может вызвать такой непрошеный помощничек? Причём прежде всего у тех, кого он без спросу взялся защищать. Разве не разозлила бы вас дворовая собачонка, которая с визгом и слюнями бросилась на вашего противника, пока вы спокойно излагаете ему свои претензии? Согласитесь, вам понадобится выдержка, чтобы не наступить на шавку ногой или не отфутболить самозваную помощницу в сторону.

Что поделаешь! Ежели кто заискивающе тычет вперёд свою гунявую морду, -- «глядите, я тоже укусила! я тоже!» то уже не имеет значения, писал ли он, она, оно в далёком прошлом хорошие тексты. Они аннулируются сами собою, без какого-нибудь решения, без волевого усилия со стороны читателя, а просто потому что их уже не отделить от остального. Они стали вызывать то же ощущение, что лакомство, побывавшее в выгребной яме -- даже если вы не попробовали его на вкус.

И на их место роковым образом всплывают забытые, но никуда не девшиеся хромые и жалкие стишонки про Сталина и партию, написанные автором до того, как Хрущёв позволил сменить тему.

А других как не было с тех пор, так не будет. Особачившийся литератор уже не сможет вернуть утерянное, не сможет взять верный человеческий тон. Не получится. Ушло и никогда не вернётся.

Это отметила ещё Лидия Чуковская полвека назад, обращаясь к другому такому же герою:

«Литература сама отомстит за себя, как мстит она всем, кто отступает от налагаемого ею трудного долга. Она приговорит вас к высшей мере наказания, существующей для художника, – к творческому бесплодию. И никакие почести, отечественные и международные премии не отвратят этот приговор от вашей головы.»
Userpic 01

20 лет назад. 9.11. Разрозненные заметки

Вспоминаю этот день 20 лет назад. Я как раз тогда был в Нью-Йорке, хоть и не на Манхэттене, и помню показавшееся мне очень явственным и всеобщим чувство растерянности: что же делать-то теперь? Сдать кровь для возможных раненых? Это сделали в первые же часы, в больницах были даже очереди сдающих. А дальше?

Впрочем, оно быстро исчезло.

А ещё помню, меня поразила даже не численность радующихся за границей (ожидаемо), а тот факт, что американская левая пресса это скрывает. Видимо, потому, что иначе им пришлось бы так или иначе дать понять, что все торжествующие -- это «прогрессивные и левые силы». Хотя, казалось бы, в любом случае скрыть такое невозможно: какой смысл замалчивать, если другие газеты пишут открыто и широко?

Оказалось, очень даже возможно. Выражение «эхо-камера» тогда ещё не было в ходу, но сама эхо-камера как раз активно формировалась. Помню, газета «Нью-Йорк таймс» дала огромную, на две страницы (или только на одну? это аберрация памяти?), подборку. На почётном месте стоял крупный фотокадр, изображающий детей скорбящей Палестины. Все малыши были в отглаженных куфиях, и все были настолько фотогеничны, что казалось, будто репортёр сфотографировал финалистов какого-то кастинга в Голливуде. Красивые детки с подчёркнуто скорбными личиками держали зажжённые свечи и оплакивали погибших в Нью-Йорке, о существовании которого они, оказывается, откуда-то знали.

Needless to say, в газете не написали о толпах ликующих, беснующихся арабов на улицах Газы и Рамаллы, с их торжественной пальбой в воздух и сжиганием изготовленных наспех чучел Буша и макетов WTC. И уж тем более в почтенной газете не было сообщения, что всем кондитерам Газы выплатили тогда стоимость их дневной продукции, дабы те раздали её всю на улицах и в школах. Сласти оплатили, между прочим, из американских субсидий, все¹, включая бисквитные и кремовые изображения горящих башен.

К сожалению, я не запомнил именитых особ, радовавшихся тогда особенно громко и эмоционально -- двадцать лет всё-таки прошло. Из того, что осталось в памяти -- в первую очередь одна страна, которая вся, целиком, вывалила на улицы и визжала от счастья, что убили 5000 американцев (тогда говорили о «приблизительно пяти тысячах», а поимённо подсчитали 3001 убитого гораздо позже). Страна была Греция.

В некоторых других краях тоже радовались, хотя и не так массово (о мусульманских, разумеется, речи нет, там самоочевидно), -- среди них Испания, Бельгия, почему-то Бангладеш, какие-то латиноамериканские шавки, и к сожалению, Россия. С другой стороны, была в России и волна солидарности и сочувствия -- не казённого, а настоящего народного: сотни огоньков ночных свечек на ограде американского посольства в Москве.

А из личностей, одобряющих и злорадствующих, запомнилась в основном всякая блоггерская шелупонь -- та, что поныне напоминает о себе в ЖЖ, в сообществах вроде «Лефт-либерал». А из тех что позаметнее -- старый мудак Ноам Хомский/Чомский и редактор «Завтры» Проханов (или это тогда ещё был «День?»).

Но с ними-то понятно. Ошеломляли как раз другие: как, и он тоже?! и он?!! и даже он?!! Тогда казалось, я этого никогда не забуду. Но вот забылось гораздо быстрей, чем многое другое. Что это, психологическая защита? Предохранитель?

Жаль, никто не составил списка. Ни того, который -- «хотелось бы всех поимённо назвать» (этот -- почти составили), ни того, который «мы поимённо вспомним тех, кто поднял руку» (а вот этот даже не начинали)...

===============================================
¹ Я упоминаю американские субсидии, потому что финансовые средства на празднование арабского счастья были выданы руководством местной администрации в Рамалле. Её бюджет состоит частично из американских, частично из европейских грантов, -- хотя, разумеется, никаких меченых денег с разделением по источникам финансирования не бывает, да и технически это невозможно. Это хорошо знают европейские дарители, которые нынче довольно глумливо заявляют, что дают Хамасу деньги только на социальные нужды и опять-таки на детей (вот ведь как любят они детей, везде суют). А на диверсионные туннели и производство ракет -- ни-ни.