akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Category:

ЛУКАВЫЕ СЛОВА


(«Френдам» не читать!)

            Я собирался написать заметку с перечислением наиболее распространённых лживых терминов — но, сделав первоначальный набросок списка, подумал, что не просто для БОЛЬШИНСТВА, а, видимо, для ВСЕХ, кто значится у меня во «френдах», — никакой полезной или новой информации в нём не будет.
            К сожалению, ЖЖ не предусматривает возможности «подзамочного поста наоборот», то есть, чтобы текст открылся всем, кроме тех, кто значится во «френдском» списке :-)
            Если же кто-нибудь из «френдов» всё же решил читать эту заметку — предупреждаю, что сейчас буду занудно разъяснять очевидное.  Как говорится, you’ve been warned:-).

*            *            *


            Многочисленных «политкорректных» слов развелось нынче чёртова уйма.  Далеко не все они лживы, а из тех, что лживы — не все вводят в заблуждение:  иногда это не более чем прозрачные эвфемизмы, истинный смысл которых всем очевиден  и должен быть очевиден,  и которые предназначены не для обмана, а всего лишь для психологического удобства тех, кому неприятно произносить правду вслух.  (Вроде словечка, придуманного для тех, кто решил убить своего надоевшего или заболевшего друга:  «усыпить» животину;  или выражения «развивающиеся страны», применяемое, как всем известно, для  неразвивающихся  стран).
            Я ограничусь в этой заметке списком фальшивых терминов (большей частью европейского происхождения), связанных с израильской политической тематикой:  их лживость, очевидная для израильской читающей публики, за рубежом ясна уже далеко не всем:  там порою даже вполне образованные, честные и думающие люди невинно и наивно употребляют те или иные из этих терминов в их ложном смысле, не подозревая об изначальной шулерской подмене смысла.
            Проводя аналогию со знаменитыми словами-фальшивками из русской и общеевропейской истории ХХ века, их можно сравнить, например, вот с этими терминами, которые уже почти вошли в историю  «и рискуют там остаться»:
  • АНТИСОВЕТСКИЙ КРОНШТАДТСКИЙ МЯТЕЖ.  В действительности восстание балтийских моряков в марте 1921 года было  просоветским, — даже лозунг его был «за Советы без большевиков».

  • БОЛЬШОЙ ТЕРРОР 1937-1939 гг.  Термин призван затушевать тот факт, что «судебные» — т.е. по существу бессудные — государственные расправы начались гораздо раньше.

  • ВОЙНА С БЕЛОФИННАМИ; очевидно.

  • ДИКТАТУРА МИЛОШЕВИЧА.  Тоже очевидно.   Конечно, его правление было бездарным и коррумпированным, и вина в гибели Югославии отчасти лежит на нём самом, а не только на подлой агрессии Запада — но диктаторским оно отродясь не было.

  • ДИКТАТУРА ЛУКАШЕНКО.  Президентские выборы в Белоруссии проходили с многочисленными нарушениями закона и интересов оппозиции.  Этим Белоруссия отличается от Исландии, Люксембурга, США, Финляндии и ещё трёх-четырёх стран, где процедура электорального контроля хорошо отработана;  и напоминает выборы в остальных 99% государств (включая, в частности, Израиль).

  • НЕМЕЦКИЕ ФАШИСТЫ.  В действительности никаких немецких фашистов не было:  партия Гитлера была не фашистской, как в Италии, а национал-социалистической,  сокращённо  наци-соци.  Нетрудно догадаться, по какой причине сталинская пропаганда переименовала  «наци-соци» в «фашистов».  (Западные «леваки», вынужденные жить в трудных условиях свободы печати, не зашли так далеко:  они лишь сократили  «наци-соци»  до «наци»).  Забавно, что, когда советские историки бывали вынуждены употребить настоящее название (например, в цитате), они всё равно произносили не так, как это принято по нормам русского языка, — а с применением некоего морфологического изнасилования:  вместо  «национал-социалистическая»  писали неграмотное и непроизносимое «национал-социалииСТСКая»!

  • ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.  До середины 30-х гг. советские переписыватели истории не додумались изобрести дополнительную революцию:  российская революция была только одна (конечно, февральская), и поэтому названия не имела.  Даже в официальной советской историографии 20-х - начала 30-х годов большевицкий путч назывался не иначе как «октябрьский переворот»,  с маленькой буквы.  Только к 1936-1937 решили, что свидетелей путча осталось в живых так мало, что смело можно уже его и upgrade до «революции».

  • ПАРТИЯ ЭСЕРОВ.  Конечно, речь идёт о  партии с.-р.,  (социалистов-революционеров).  Слово «эсер» относится к тому же лексическому ряду, что слова «буржуй», «подкулачник», «антисоветчик».




  • ТЕРРОРИЗМ.   Когда-то это слово было плотно связано с некоторыми российскими революционными группами — в первую очередь, социалистами-революционерами. Тогда  терроризмом  называлась тактика и практика индивидуальной кары наиболее одиозным противникам, — обычно после приговора подпольного «революционного трибунала» (то, что сейчас называют «точечными ликвидациями»).  Можно спорить с правомерностью подобной практики, и, конечно, ставить под сомнение справедливость этих трибуналов — но, во всяком случае, ни о каких нападениях на  заведомо невиновных  у тех террористов никогда не было речи:  такое показалось бы немыслимым любому социалисту-революционеру.
                Помните случай со знаменитым террористом, у которого сорвался тщательно подготовленный теракт, из-за того, что рядом с сановным врагом, которому предназначалась бомба, внезапно оказались дети?  (Однопартийцы Каляева безоговорочно одобрили его поступок.)  Или очень похожую историю с израильским разведчиком (в сущности, тоже террористом), которому не удалось взорвать выслеженного главаря арабской банды, когда тот сел в заминированную машину вместе со своей непредусмотренной любовницей?  (Сравните с современными героями арабского народа, которые с  единодушного  благословения своих мулл и почти единодушного одобрения соплеменников обозначили предпочтительной мишенью для своих начинённых гвоздями бомб возрастную группу 10-20 лет. Не правда ли,   о д н о   и   т о   ж е   слово к ним неприменимо?)
                К террористической деятельности (в том же, первоначальном понимании этого слова) прибегали и члены ЛЕХИ во времена британского мандата, — и с той же целью: запугать («терроризировать») политических деятелей противника, склонных проводить в подмандатной Палестине наиболее жестокую и враждебную политику.
                Статус  т а к о г о   террориста (как бы мы ни относились к их тактике), если он был арестован и осуждён, всегда давал в те времена народном сознании (а порой и в законодательстве) право на почётное наименование политического заключённого, а в определённых случаях — и на амнистию.
                Люди старшего поколения помнят случай, когда в СССР отчаянный майор по фамилии Ильин стрелял в Брежнева, — которого советская пропаганда тех лет называла «выдающимся борцом за мир во всём мире», — и не попал (к сожалению или к счастью — знать нам не дано).  Это тоже, разумеется, был яркий пример политического терроризма, — равно как и меткий выстрел в другого известного борца за мир.  Но если Ильин был схвачен и расстрелян как  террорист,  то поступок Амира никем не был охарактеризован как террористический акт (коим он, в сущности, являлся — только в исконном смысле, в том, в каком террористами были социалисты-революционеры и ЛЕХИ), — а назван был нашей позорной прессой  убийством,  точно речь шла об арабе, который зарезал беспечного таксиста или бросил бомбу в школьный автобус!
                Иногда случается, что слово, чересчур неприличное, или чересчур грубое, или обидное, или страшное — язык заменяет эвфемизмом.  Со времени эвфемизм приобретает полные права замещённого слова — и сам начинает восприниматься как неприличный-грубый-обидный и так далее.  Возникает нужда в новом эвфемизме, который, в свою очередь—... и так далее.  Со словом «терроризм» произошло нечто похожее.  Арабов, которые вслепую и без разбору убивали мирных граждан, западная пресса не хотела называть  убийцами,  (это, видите ли, «негативно окрашенный термин», а объективная европейская печать тенденциозности не допускает!), — и вот, чтобы не назвать массовых убийц массовыми убийцами, их назвали тогда гордым словом «террористы».  Израильская печать не возражала против термина и тоже стала употреблять его.  Но со временем это слово приобрело в общественном сознании сильный негативный смысл, — и что же:  оказалось, что теперь нельзя, неполиткорректно пользоваться уже и им!  То есть можно, конечно, «Таймсу» или «Гардиану» написать о «террористической группе, к которой в юности принадлежал Ицхак Шамир», — но не шахидов же называть так!  И вот теперь европейская пресса называет их не иначе как «боевики» или «палестинские активисты», а RFI (французская государственная радиостанция, вещающая на заграницу) однажды даже употребила про автобусных убийц слово La Résistance, «Сопротивление» (сам слыхал).
                Насколько я знаю, Израиль сейчас — единственная страна в Восточном полушарии, чья пресса употребляет применительно к шахидам и прочим мусульманским массовым убийцам слово «террористы».
                Я не вижу причин, по которым надо держаться за это слово.  Подобно тому как педерастия это педерастия, а вовсе не «альтернативный образ жизни» (alternative lifestyle); а дебил это дебил, а никакой не «умственно борющийся» (intellectually challenged), — убийце мирных граждан тоже незачем присваивать никаких титулов и званий, исподволь подразумевающих, будто некие особые мотивы его зверства качественно отличают-де его от других, бытовых или уголовных убийц.  Поэтому — не «террористы».  А просто  убийцы.
                Не могу согласиться и с теми, кто утверждает (например, в связи с этим термином, или же с термином «палестинец»), что слово, дескать, приобрело новое значение и «теперь уж ничего не поделаешь».  Если возможно было  отнять  у слова его исконное и единственное значение — то будет не труднее, а легче  возвратить  ему законный смысл.  Было бы желание.  (И упрямство, конечно).

    РЕФОРМИСТЫ, РЕФОРМИРОВАННЫЙ (или РЕФОРМАТОРСКИЙ) ИУДАИЗМ.   Слова «религиозный реформизм, реформация» в их нормативном значении, повсеместно принятом во всех языках (включая иврит), обозначает пересмотр ритуалов, привнесённых предшествующими поколениями и наслоившимся на основы религии.
                Многие из тех, кто в наши дни называет себя «реформаторской общиной», сделали прямо противоположное:  тщательно сохранили мелочные, показные ритуалы, вычеркнув или затушевав при этом некоторые основополагающие принципы еврейской религии.  Например, несколько недель назад при «венчании» двух педерасток в петербуржской «синагоге», называющей себя реформаторской, были — судя по описаниям — рачительно соблюдены все наиничтожнейшие мелочи: цвет и размер хупы, ширина полос на талите (напяленном на «раввиншу»), последовательность произнесения брахот и выпивания вина, форма разбиваемого бокала и прочая ритуальная шелуха.  Фотоснимки по этой ссылке и следующие за ними читательские комментарии дадут представление как о самóм действе, так и о злорадстве наших врагов.  (К сожалению, к моменту публикации этой заметки из того фоторепортажа уже удалён фотоснимок «раввинши» с обнажёнными цицками в момент совершения ею обряда;  отсутствует и фотография пёсика в собачьем «талите». Зато сохранена занятная фраза, сказанная репортёром об этой духовной наставнице:  «...родилась в Ленинграде в семье советских евреев. Религиозным иудаизмом увлеклась в начале 90-х годов...»)
                ПРИМЕЧАНИЕ. Мне не хотелось бы, чтобы мои слова были восприняты как осуждение «реформаторского иудаизма».  В Америке и в Западной Европе многочисленные группы, называющие себя этим именем, играют огромную положительную роль (я бы даже сказал — значительно бóльшую, чем хабадники и прочие «ортодоксы»), — помогая сохранить связь с еврейством у тех, кто ведёт светский и не всегда кашерный образ жизни, и кто иначе вообще отпал бы от еврейства и чьи потомки растворились бы в среде европейских народов и в американском «melting pot’e».  Правда, следует уточнить, что в отличие от петербуржского педерастического хулиганья, абсолютное большинство западных групп, называющих себя «реформистами», вовсе не ставят — и никогда не ставили — себе задачу ударить по еврейству изнутри.  Просто к ним не подходит слово «реформизм»:  они никогда ничего не реформировали и реформировать не собираются.

    РАЗЪЕДИНЕНИЕ, РАЗМЕЖЕВАНИЕ.   Заведомо лживый термин, созданный рекламным агентством (к сожалению, не помню каким — кто помнит, пожалуйста, напомните) специально по заказу правительства Шарона.  Разгром Гуш-Катифа и депортация 2005 года, конечно же, не была никаким «размежеванием», поскольку жёсткая, непроницаемая (или, скажем скромнее, труднопреодолимая) «межа», физическая граница между еврейскими посёлками полосы Газы и арабскими населёнными пунктами «автономии» существовала там с начала 90-х годов.  Трагедия 2005 года лишь  сдвинула  её к востоку и к северу таким образом, чтобы разрушенные еврейские города оказались под контролем «автономии».

    ПОСЕЛЕНИЕ.   Чем «поселение» отличается от  «посёлка», «города» или «деревни»,  словари не знают:  это определяется интуитивно, подобно тому как в своё время интуитивно определялся вполне юридический термин «антисоветская агитация и пропаганда».  Единственный способ  определить  это понятие честно и непротиворечиво возможен лишь с употреблением самых откровенных грубо-расистских понятий, — а «прогрессивные» товарищи, создатели политкорректной терминологии, не любят обнажать свой мерзостный расизм.
                По-английски слово звучит как «settlement» — чтó, в общем, достаточно нейтрально, — но всё равно оно применяется англоязычной прессой только в отношении городов, населённых главным образом евреями.
                Особенно красочно термин звучит по-французски:  « implantation »:  семантика этого слова содержит в себе смысловой оттенок некоего насильственно внедрённого искусственного чужеродного элемента.  Тем не менее французская пресса преспокойно употребляет это слово по отношению, например, к Хеврону и Кирьят-Арбе — городам, которые на три тысячелетия старше, чем французский народ и государство.

    ПАЛЕСТИНЦЫ, ПАЛЕСТИНА.   Последние без малого 2000 лет словом «Палестина» называлась  библейская земля, Святая земля, — иначе говоря, оба берега Иордана, гора Хермон, Самарийская возвышенность, Генисаретское озеро (то есть Киннерет) и близлежащие ливанские и галилейские долины.  Современный российский дипломатический корпус, а вслед за ним и «независимая» российская пресса начиная с 1990-х годов употребляет это слово в следующем значении:  «местность, находящаяся под контролем арабской автономной администрации на территории Израиля».  Встречается даже гротескное словосочетание «отношения между Палестиной и Израилем» — как будто Израиль не расположен в западной части Палестины, а находится где-то вне её!
                Казалось бы, палестинцы — жители Палестины?  Так оно и было в течении почти двух тысячелетий, вплоть до 70-х годов прошлого века.  И лишь с начала 70-х — с подачи Франции — арабская, а вслед за нею и европейская, пропаганда стала называть «палестинцами» исключительно арабов.  (Любопытно, что советский агитпроп по каким-то своим причинам до самых последних дней советской власти категорически не использовал этот французский термин, называя палестинских арабов «арабским народом Палестины», и лишь в 90-х годах ХХ века в российском дипломатическом новоязе слово «палестинец» стало употребляться в смысле «любой палестинец, за исключением евреев».)
                Термин «палестинцы» в его нынешнем принудительном «политкорректном» употреблении не просто неточен, но и изначально бессмыслен:  ведь в действительности палестинцами являются не только все граждане Израиля (что, положим, оспаривают некоторые арабы), но и большинство граждан Иордании (что никогда никем не оспаривалось).

    ОККУПИРОВАННЫЕ ТЕРРИТОРИИ.   В Израиле есть регионы, на которые претендуют различные арабские группировки.  Впрочем, все эти группировки претендуют и на всю остальную территорию Израиля тоже, но часть их притязаний «цивилизованный мир» более-менее активно поддерживает, а другую часть пока скромно игнорирует.
                Объективно претензии этих бандформирований на некоторые из упомянутых регионов и впрямь имеют под собою пусть слабые и малоубедительные, но всё же какие-никакие международно-юридические основания, поскольку эти регионы формально не включены в состав израильской территории (почему не включены — разговор особый, выходящий далеко за рамки темы).  А следовательно, по международному праву, на них может претендовать кто угодно.
                Разумеется, у каждого человека или страны есть неотъемлемое и неоспоримое право автоматически считать любые притязания против Израиля правильными и заслуживающими поддержки.  Но даже это священное право не отменяет принятых в международном праве определений, в соответствии с которыми   о к к у п и р о в а н н о й   может называться только территория какой-либо страны, занятая другой страной.  Поэтому упомянутые регионы Израиля могут худо-бедно быть названы  спорными,  но уж никак не  оккупированными:  они никогда не принадлежали ни одной из современных стран (Древнюю Иудею, Рим, Византию и Оттоманскую империю в счёт не берём).  Никто, за исключением упомянутых бандформирований (и ещё однажды — Иордании) на эти израильские регионы не претендовал и не претендует.

    МИРНЫЙ ПРОЦЕСС.   «Мирный процесс» — один из тех славных терминов, смысл которых следует понимать интуитивно, — и, что характерно, многие «понимают»!
                Ясно, что значит «мир».  Ясно, что значит «отсутствие мира».  Ясно, что значит «переговоры о мире».  А вот загадочный «мир» в виде «процесса» — это нечто вроде уже упоминавшейся «антисоветчины»:  вроде бы  всем понятно (и даже статья в уголовном кодексе была за её распространение), а определить толком никто не может.
                Если отвлечься от семантических образов и символов, а просто наивно окинуть взглядом эпоху этого самого «мирного процесса» и сравнить с предшествующим временем, то приходится сделать вывод, что «мирный процесс» — это такая  война.  Но «война» — нехороший, неудобный термин:  ведь «левые», как известно, главные миролюбцы.  Нельзя же им, в самом деле, произнести что-нибудь вроде «прогрессивный деятель Икс награждается премией за то, что успешно начал войну» или «религиозно-фашистские фанатики грозят сорвать продолжение войны».  Иезуитский термин «мирный процесс» снимает эту трудность.

    МИРНЫЙ ДОГОВОР.   Update смотреть здесь

    ИНТИФАДА.   Вряд ли мудрый Вильям Оккамский одобрил бы включение этого странного термина в европейские языки.  То явление, которое называется этим словом, в точности соответствует английскому  “riots,”  французскому  « les emeuts ».  Деликатное русское слово  «беспорядки»  тоже подходит.  Да вот беда:  все эти слова имеют пусть лёгкую, но негативную окраску:  ай нехорошо!  Впервые, можно сказать, за целых полвека, наконец, снова бьют «этих» — как же можно использовать негативный термин!
                Но с другой стороны, если употребить какой-нибудь термин  позитивный,  — ну, скажем, буквально перевести с арабского, то получится  восстание, rebellion, revolte.  Опять не годится:  слово «восстание» в разных его парадигмах слишком уж тесно вплетено в ткань европейской истории, слишком живые вызывает оно ассоциации с баррикадами Парижа, лучниками Шотландии, гневными фламандскими гёзами и анабаптистами Нидерландов.  Европа не захотела (за что честь ей и хвала) опошлить собственную историю, подарить «за так» своё почётное слово сарацинам, трусливым крысам, которые из безопасного далека обвязывают собственных своих детей взрывчаткой и посылают их взрывать себя вместе с врагом (пусть даже враг это не французские, не норвежские дети, а еврейские).
                Поэтому заслуживает определённого уважения искусство казуистики, с которым арийский мозговой трест сумел преодолеть эту трудность:  додумались ввести в европейские языки  арабское  слово и использовать его в латинской транслитерации!  Ну, на здоровье.

    ЗАПАДНЫЙ БЕРЕГ.   К сожаленю, не знаю, в чьей пропагандистской кузнице был выкован этот термин, заменивший в 1974 (кажется) году общепринятые до той поры географические названия «Иудея и Самария».  (Даже в советском географическом атласе, изданном в 1950-х годах, нет никакого «западного берега», а Иудея и Самария значатся на своих исконных и законных местах.)  Очевидная причина замены — нежелание употреблять слово  Иудея  в контексте риторики об оккупированных евреями землях, — и в результате и родился юмористический термин «Западный берег Иордана».  Как известно, Иордан — не Волга и не Миссиссипи, это ручей. Единственный в мире ручей, «берегом» которого называют плоскогорье шириною в 60 километров!
                Впрочем, когда употребляют это выражение иностранные журналисты, ничего ОСОБЕННОГО в этом нет:  знать общемировую историю и географию никто не обязан, тем более журналисты, которые вообще народ невежественный.  Но любопытно, что с некоторого времени этот термин стала употреблять «прогрессивная» газета «Гаарец», сотрудники которой прекрасно знают настоящие географические названия своей страны.  Видимо, за употребление традиционного названия «Иудея и Самария» европейские начальственные товарищи стали карать отлучением от прогрессивности.

    «ДОСЫ», «ДАТИМ».   Слово буквально значит «верующие».  Но в сегодняшней разговорной — и даже литературной! — речи этим словом обозначают только тех, кто аккуратно соблюдает формальные ритуалы, посещает синагогу, одет в стандартизированную униформу (чёрный лапсердак, шляпа и т.п.)  Например, ванную комнату, которой пользуется «дос», легко опознать по непременному наличию специфического «досовского» предмета:  кружки с двумя ручками, с помощью коей надлежит, помыв руки, ещё раз облить их водою определённым «религиозным» образом.
                В сегодняшнем Израиле обычно не называют словом «дати» верующего, который этих ритуалов не придерживается.  А неверующего, который соблюдает их — называют.
                Большинство слов списка, который мы с вами сегодня рассматриваем, любезно предоставлены пригожею Европой.  В отличие от них слово «датим» — ивритское, made in Israel.  Отметим для сравнения, что современный русский литературный язык не допускает подобной фальшивки.  В контексте русской православной культуры существует удобное и безобидное словечко «набожный».  Так называют тех, кто вовремя ходит в церковь, прилежно ставит свечки, целует иконы.  А слово «верующий» означает совсем другое...

    ГРАНИЦЫ 1967 ГОДА.   Иногда, чтобы ввести в употребление ложный термин, надо, чтобы его лживость была неочевидной, не бросалась в глаза.  А иногда — наоборот:  ложь должна быть вопиюще наглой.  Здесь мы имеем дело со вторым случаем.  «Границами 1967 года» левая пресса — а теперь парадоксальным образом и вся нормальная пресса — стала называть границы 1949 года:  то есть датировать их не годом возникновения, как это принято испокон веков, а годом исчезновения!  Причины этого жульничества достаточно прозрачны:  вражеское требование к еврейскому государству «отступить к границам 1967» звучит чуть-чуть менее гротескно, чем требование отступить к «границам» 60-летней давности, — которые возникли, когда большинства наших соотечественников (и даже их родителей) ещё не было на свете, и которые, кстати, и границами-то никогда не были, а были всего-навсего линией временного прекращения огня.

    ВОСТОЧНЫЙ ИЕРУСАЛИМ.   Такого не существует.
                Термин подразумевает то ли существование некоего другого, «западного (или северного, или южного) Иерусалима», то ли чьё-то желание разделить Иерусалим на две части.
                Европа и Россия упрямо называют Иерусалим «восточным Иерусалимом», а столицей Израиля называют Тель-Авив, а Израиль вот уже 60 лет делает вид, что не замечает.
                Если мою заметку читает кто-нибудь из участников политической игры, имеющий реальный голос в какой-нибудь партии — я хотел бы попросить его предложить в штабе своей партии следующее:  внести в партийную программу план покончить с практикой такого молчаливого соглашательства.
                Сделать это будет не так уж трудно, и для этого не понадобится ни спорных шагов, ни вызывающих политических демаршей, ни ультимативных нот протеста.  Моё средство мягко и гомеопатично (© АШ):  достаточно будет, чтобы почта возвращала обратно в Европу все письма, адресованные оттуда в «восточный Иерусалим» или «оккупированный Иерусалим»  и чтобы наши дипломатические и иные государственные органы прекратили принимать документы с неправильным адресом:  например, содержащим несуществующее георгафическое название «западный/восточный Иерусалим», или «Иерусалим» без указания страны, или ссылку на Тель-Авив как на столицу Израиля.
                Единственное исключение можно сделать для Франции, и официально согласиться на то, чтобы она называла израильской столицей Тель-Авив — при условии, что она признает наше право называть французской столицей город Виши.  Тем более, что этот славный населённый пункт объективно имеет больше исторических оснований считаться столицей Франции, нежели Тель-Авив — столицей Израиля.

    БОСНЯКИ.   (казалось бы, офф-топик, но нет).  В Боснии — как знает сегодня любой просвещённый европеец — живут три народа:  сербы, хорваты и... и кто?
                Если разобраться, то, общем-то, вот и всё:  сербы и хорваты.  То есть, получается, не три, а два народа.  Правда, кроме сербов и хорватов, там также живут не имеющие культурно-этнической самоидентификации мусульмане, — которые сами только так себя до недавних пор и называли:  югославские мусульмане, вот и всё.
                Когда решено было (кем? почему? — не знаю) уничтожить Югославию и отдать часть её исламитам, понадобился термин, оправдывающий наделение боснийских магометан некоей отсутствовавшей у них национальной идентификацией, и главное — географической «национальной» автономией (ведь «национальная автономия» для национальности, которой не существует — это неубедительно даже для «левых»).  Термин «босняки» оказался превосходной находкой:  до сих пор термин «босняк» (подобно термину «палестинец» до 1975 г.) не имел национальной коннотации, а имел лишь географическую:  так назывались все жители Боснии — православные сербы, католики-хорваты, а также живущие там немногочисленные евреи, цыгане и безнациональные мусульмане.  Теперь же, благодаря великолепному в своей дерзости и наглости терминологическому кульбиту, получилось, что проживающие на территории Боснии безродные магометане это   е д и н с т в е н н ы е   исконные и законные её обитатели — «босняки»!  (Ср. «палестинцы»).

    БГА-БГЕ-БГУ   (courtesy Crown Heights).  Не существует ни одного мало-мальски убедительного объяснения, зачем вместо Бог надобно было бы писать «б-г», таким же манером, каким в русской письменной традиции принято воспроизводить бранную лексику.  Разве что следующий довод:  «как все, так и я»...  У истоков же этого «как все...» стоял, очевидно, следующий силлогизм (вернее, софизм):
    — В текстах, изданных товарищами из Краун Хайтс, Бог назван бгом.
    — Всем известно, что хабадники — это «датим».
    — «Датим» это верующие.
    — Я — верующий.
    — Ergo, я должен называть Бога «бгом».
                Что?  Кощунство?  Какое кощунство?

    АРАБСКИЕ (вариант: палестинские) БЕЖЕНЦЫ.   Даже если мы примем за абсолютную истину арабские сказки о том, что их эмиграция в 1948-1949 гг. была, дескать, вызвана страхом перед массовой резнёй (а как же четверть миллиона арабов, которые остались?) — всё равно:  назвать молодого араба, родившегося в Ливане, Кувейте или другой арабской стране, чьи родители родились там же, и чьи деды родились там же, и чей только лишь   п р а д е д   был в детском возрасте вывезен своими родителями из Израиля — назвать такого человека   б е ж е н ц е м   — скажем так, некоторая натяжка.  Тем не менее Комиссия ООН по делам беженцев (UNHCR) ведёт свою честную статистику именно таким образом.  Не удивительно, что в результате такой арифметики по их данным численность «арабских беженцев из Палестины» превосходит число всех остальных беженцев в мире — включая Африку, Индию/Пакистан, Тибет, Россию и весь Дальний Восток, от Кореи до Камбоджи.
                Всем этим арабам, «палестинским беженцам» — как скажет вам любой прогрессивный политик или журналист — следует предоставить право жительства в Израиле и израильское гражданство (зачем только они хотят в сионистский ад, где арабы подвергаются жестокой дискриминации — непонятно.  Впрочем, это уже офф-топик...)
                Но если статус беженца передаётся по наследству до бесконечности — то, может быть, следует предоставить право жительства в Рязани и Суздале (и российское гражданство, конечно) всем нынешним обитателям китайской «внутренней Монголии», потомкам тех, кто в своё время ушёл из России в обозе хана Батыя?

    АНТИСЕМИТИЗМ.   В десятках публикаций разношёрстных фашистов почти ритуально отмечается, что называть их антисемитами неправильно:  ведь семиты — это, в частности, и арабы, а арабов они очень любят, особенно тех, которые с поясами шахида.
                Слово действительно со смещённой этимологией (хотя в связи с арабской темой оно никогда никем не применялось и смысловой путаницы не создаёт).  Но я предпочитаю не употреблять его не поэтому — а потому, что у него нет однозначного и точного определения.
                Я привык считать, что применение расплывчатых, легко меняющих окраску, подмигивающих терминов является монопольным правом и неоспоримой вотчиной наших врагов.  Давайте же не будем посягать на их собственность.

    Subscribe

    • * * *

      Что это за хрень? (из газеты "Завтра"). И это (Вчера их душили-душили...)

    • О суевериях

      Удаляю всё-таки. Бессмыслица, однако. ===================== P.S. Дорогой К., не обижайся, что я твои тонкие расчёты удалил. Но глубокие смыслы…

    • Са Нур!

      Глазам не верю. А Смотрич-то молодцом поступил. (Если правда, конечно.) Вот только вызывает удивление, что он вроде бы продолжает отбрыкиваться…

    • Post a new comment

      Error

      default userpic
      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 29 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →

    • * * *

      Что это за хрень? (из газеты "Завтра"). И это (Вчера их душили-душили...)

    • О суевериях

      Удаляю всё-таки. Бессмыслица, однако. ===================== P.S. Дорогой К., не обижайся, что я твои тонкие расчёты удалил. Но глубокие смыслы…

    • Са Нур!

      Глазам не верю. А Смотрич-то молодцом поступил. (Если правда, конечно.) Вот только вызывает удивление, что он вроде бы продолжает отбрыкиваться…