akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Categories:

ДЕСЯТЬ ЛЕТ ОТСТУПЛЕНИЯ

          Прошло десять лет со дня мусульманской атаки на Нью-Йорк.  Я хорошо помню тот день.  Я жил тогда в Нью-Йорке -- правда, не на Манхэттене.  Был вторник и я был дома.  Мне вдруг позвонила одна знакомая, большая любительница поболтать по телефону ни о чём:  «Ты знаешь, что произошло?»  Её я знал как личность с лёгкими странностями, верящую в инопланетян, в чёрта, в колдовство, а также в безусловную правдивость любого радиодиктора, -- поэтому я посоветовал ей поменьше смотреть телевизор и не принимать всерьёз каждый фильм-страшилку.
          К моему удивлению, через несколько минут она позвонила снова:
          -- Поверь, это не фильм.  Я прямо сейчас гляжу в окно и вижу, как горит World Trade Center, и вокруг него летают горелые бумаги.
          Я коротко объяснил ей, что с расстояния 15 миль никаких горелых бумаг видеть она не смогла бы даже в бинокль, и закончил разговор уже в полной уверенности, что её сообщение -- очередные бредни, навеянные телевидением.

          *           *           *
          Но уже через несколько часов казалось, что Нью-Йорк отныне навсегда стал другим.
          Однако и это впечатление было ошибочным.  Уже на следующий день «Нью-Йорк Таймс» вышла с поспешным фотоснимком, на котором дюжина отборно-красивых «палестинских детей» -- все в чистых и аккуратных куфиях, все с не по-детски скорбными лицами -- держали зажжённые свечи «в память о погибших в Нью-Йорке»;  впопыхах the Gray Lady даже позабыла, что у арабов не принято зажигать свечи в память об умерших.
          Видеозапись с изображением ликующих арабских толп на улицах Рамаллы и Шхема американцам не показали.  А русской традиции Самиздата и презрительного недоверия к солидным газетам у них нет...
          Да, всё, кроме погибших небоскрёбов, осталось как прежде.  Исчезла сотня-другая компаний (в том числе фирма, в которой я тогда временно работал), на несколько месяцев был перекрыт весь Нижний Манхэттен, отзвучали одиночные призывы разгромить исламистов в их берлоге -- зато сохранился и размножился прозвучавший тогда политкорректный призыв Буша в галстуке:  «идти молиться за погибших, каждый в своей церкви, синагоге  или мечети».
          Сотни тысяч арабов, бесновавшихся от радости 11 сентября 2001 в Рамалле, Дженине и Газе, раздававших оплаченные американцами конфеты своим одетым и накормленным американцами «палестинским» детям -- не потеряли ни одного цента субсидий, ни одного параграфа американской политической поддержки.
          До невиданного всплеска терроризма в Израиле, унесшего за за короткий срок 362 жизни, оставалось чуть меньше года.  До хилого протеста американских «правых» против федеральной субсидии на строительство мечети на месте разрушенного террористами WTC оставалось девять лет.  (Да-да, вы правильно прочли:  безуспешная попытка протеста была не против того, чтобы победители построили там свою мечеть, а против того, чтобы они строили её на деньги американских налогоплательщиков.)

          *           *           *
          А что действительно изменилось в мире эа это десятилетие?
          Пожалуй, всерьёз изменилось только одно:  возникла невиданная доселе искренняя ненависть к Америке, распространившаяся по всему миру, а особенно -- по России.
          Взгляните, хмурые мои читатели, вот на этот текст, стишок на мотив известной детской мультяшечной песенки, который разбежался по просторам русского Интернета:
Медленно ракеты уплывают вдаль,
Возвращенья их уже не жди,
И хотя Америку немного жаль,
Мы её сотрём с лица Земли.
          Скатертью, скатертью газ зарин стелется
          И забирается под противогаз.
          Каждому, каждому в лучшее верится.
          Катится, катится ядерный фугас.

Атомный грибок взлетает мячиком,
И бежит ударная волна,
От неё не скроешься, не спрячешься -
Всё равно достанет всех она.
          - - - -
Может мы обидели кого-то зpя,
Сбросив пару лишних мегатонн.
Но смотри, как весело кипит земля,
Где стоял когда-то Пентагон.
          - - - -
Поджигной заряд летит, качается,
Пашут «грады» город Вашингтон.
Всё, что от Америки останется,
Мы погрузим в голубой вагон.
          Года три назад, когда я впервые наткнулся на этот текст, я захотел узнать, сколько раз он был воспроизведён в Интернете.
          Яндекс выдал тогда ссылки на 227 блоггеров, вывесивших его у себя.  И с этой удивлённой пометкой он и попал в мою записную книжку.
          Сегодня я снова задал тот же поиск.
          Попробуйте-ка угадать, сколько человек решили НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ украсить свой блог этим стилистически убогим, но идеологически очень конкретным литературным творением.
          Вот ответ:  его сочли достойным перепечатки  четверть миллиона  пользователей Интернета в России.  По вот по этому линку, кто не верит, может увидеть сделанный Гуглем точный подсчёт.
          (Для сравнения:  на заданную строку «Я помню чудное мгновенье» Гугль выдаёт только 180 000 ссылок.)
          Я заглянул наугад в некоторые блоги, попавшие в начало списка.  Владельцы и авторы их -- вовсе не замшелые, выжившие из ума коммунары и лагерные вертухаи на пенсии.  Нет, там оказались вполне на первый взгляд нормальные люди, даже молодые.  Мальчики и девочки, в списках интересов которых числится не мировая революция и не Neue Ordnung, а неожиданно человечные увлечения:  танцы, прогулки по лесу, программирование, секс, кошки, рок-музыка, пиесы «Варшавская мелодия» и «Инь-и-Ян», красивые платья, осенние букеты и даже соционика.
          А вот что недавно написал в своём журнале некий крендель, числящийся в современных писателях-фантастах, и даже, как утверждают, популярный и чуть ли не бестселльный (хотя в литературном отношении его тексты бездарнее романов Проханова):
США - зло. Абсолютное. Мировое и внемировое. Империя зла. Страна, которая принесла миру больше горя и ненависти, чем любое иное государство в истории Земли. Страна, которая убила нашу Родину. Страна, которая не остановится, пока не будет уничтожена...
         Ненависть выражают по-разному: в зависимости от темперамента ненавидящего.  Дураки патетическиого толка, подобные процитированному в предыдущем абзаце, пишут выспренно и напыщенно.  Менее нервные господа и товарищи пишут спокойно, рассказывают про «тупых пиндосов» истории, которые даже могли бы считаться вполне здоровыми, если бы подавались как анекдоты, -- но нет, истории совершенно серьёзно рассказываются с претензией на историческую документальность:  как если бы рассказчик анекдотов про Василия Ивановича утверждал, что излагает материалы биографической документации.
Реально зарегистрированный разговор между испанцами и американцами на частоте «Экстремальные ситуации море» навигационного канала 106 16 октября 1997г.

Испанцы: (помехи на заднем фоне) Говорит А-853, пожалуйста, поверните на 15 градусов на юг, во избежание столкновения с нами. Вы движетесь прямо на нас, расстояние 25 морских миль.

Американцы: (помехи на заднем фоне) Советуем вам повернуть на 15 градусов на север, чтобы избежать столкновения с нами.

Испанцы: Ответ отрицательный. Повторяем, поверните на 15 градусов на юг во избежание столкновения.

Американцы: (другой голос) С вами говорит капитан корабля Соединенных Штатов Америки. Поверните на 15 градусов на север во избежание столкновения.

Испанцы: Мы не считаем ваше предложение ни возможным, ни адекватным, советуем вам повернуть на 15 градусов на юг, чтобы не врезаться в нас.

Американцы: (на повышенных тонах) С ВАМИ ГОВОРИТ КАПИТАН РИЧАРД ДЖЕЙМС ХОВАРД, КОМАНДУЮЩИЙ АВИАНОСЦА LINCOLN, ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ, ВТОРОГО ПО ВЕЛИЧИНЕ ВОЕННОГО КОРАБЛЯ АМЕРИКАНСКОГО ФЛОТА. НАС СОПРОВОЖДАЮТ 2 КРЕЙСЕРА, 6 ИСТРЕБИТЕЛЕЙ, 4 ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ И МНОГОЧИСЛЕННЫЕ КОРАБЛИ ПОДДЕРЖКИ. Я ВАМ НЕ «СОВЕТУЮ», Я ПРИКАЗЫВАЮ ИЗМЕНИТЬ ВАШ КУРС НА 15 ГРАДУСОВ НА СЕВЕР. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ МЫ БУДЕМ ВЫНУЖДЕНЫ ПРИНЯТЬ НЕОБХОДИМЫЕ МЕРЫ ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ НАШЕГО КОРАБЛЯ. ПОЖАЛУЙСТА, НЕМЕДЛЕННО УБЕРИТЕСЬ С НАШЕГО КУРСА!!!

Испанцы: С вами говорит Хуан Мануэль Карлос Алкантара. Нас 2 человека. Нас сопровождают наш пёс, ужин, 2 бутылки пива и канарейка, которая сейчас спит. Нас поддерживают радиостанция и канал 106 «Экстремальные ситуации на море». Мы не собираемся никуда сворачивать, учитывая, что мы находимся на суше и являемся маяком А-853 побережья Испании. Мы не имеем ни малейшего понятия, какое место по величине мы занимаем среди испанских маяков. Можете принять любые ёбаные меры, какие вы считаете необходимыми, и сделать все что угодно для обеспечения безопасности вашего ёбаного корабля, который сейчас разобьется вдребезги об скалы. Поэтому еще раз настоятельно рекомендуем вам сделать наиболее осмысленную вещь: изменить ваш курс на 15 градусов на юг во избежание столкновения.

Американцы: Окэй, принято, спасибо.
          По-моему, тот факт, что люди способны, вопреки здравому смыслу и собственному жизненному опыту, поверить в то, что такое действительно произошло -- говорит уже не о ненависти, а о странной массовой аберрации сознания. (Из-за чего она произошла -- чуть дальше).
          Я понимаю, можно верить в тайные вредоносные лучи из квартиры коварных соседей, направляемые ими прямо в борщ.  Можно верить в мировой еврейский заговор.  В существование «маккартизма».  В то, что что американцы «напали на Ирак из-за нефти».  В то, что полёт «Аполло-11» и посадка на Луне снимались в Голливуде с использованием оборудования, украденного в Байконуре.
          Но как можно поверить, что современный авианосец мог не опознать берег, лежащий прямо по курсу, и по ошибке принять его за корабль, движущийся навстречу (задача, с которой способна легко справиться даже прогулочная лодка для отдыхающих на черноморском курорте)?  Разве они никогда не слыхивали про милиционеров с портативными радарами, которые ловят любителей быстрой езды, определяя скорость движущегося автомобиля с точностью до одного км/ч?
          Ну а как можно поверить, что авианосец сверяет свой курс не с показаниями своего собственного спутника, и даже не с сообщениями своего лоцмана, а с радиограммой неизвестного болвана-иностранца в открытом эфире?  И что этому неопознанному иностранцу капитан флагманского корабля просто так, за здорово живёшь, вздумал докладывать о составе своей группы поддержки, о числе истребителей на борту, о количестве сопровождающих подводных лодок?
          И всё же это напечатал не мошенник Ламерхав, не козявка-мухомозг, не идиот Лев Вершинин, а несколько крупных газет, в том числе «Советская Россия», издающаяся тиражом 300 000 экземпляров (и которую, конечно, читают и военные моряки), а вслед за нею сотни блогов.  И всюду история подавалась как реальная!
          Писать и принимать такое можно лишь в единственном случае:  если описываемые события заведомо не имеют значения, а смысл написанного -- лишь поддержка нужного эмоционального настроя применительно к врагу.  Так в церковном притворе рисуют дьявола с рогами и хвостом, и этот рисунок не может вызвать серьёзных возражений -- дескать, действительно ли у сатаны есть хвост и рога, и если да, то откуда художник знает, что они именно такие?
          Иначе говоря, ненависть к объекту тут первична, а всё остальное -- даже не вторично, а просто нерелевантно.
          Но почему за это десятилетие взросла и распространилась такая доселе небывалая ненависть к Америке?  «Абсолютное мировое зло... Страна, которая должна быть уничтожена... Принесла больше горя и ненависти, чем любая другая страна...»  Такое, кажется, в обозримом прошлом не писали ни про какую другую страну.  Даже про Советский Союз.  Даже про Северную Корею.  Ну может, нечто подобное бывало написано про нацистскую Германию, да и то редко и случайно, и только еврейскими авторами.
          Может быть, попытаемся разобраться, чем Америка за это десятилетие вызвала такую ненависть?
          Прежде всего, вспомним, как Америка ответила на беспримерную по наглости (или дерзости, -- терминология, в сущности, не важна) нападение на её город и убийство её граждан.
          Или лучше, для сравнения, сначала вспомним, как отвечали другие страны или правительства на подобные вражеские вылазки.
          Как поступила Россия, тогда ещё Советский Союз, когда какая-то мусульманская полупартия-полубанда в Ливане (давно уже, в 70-х годах) похитила и убила трёх русских дипломатов?  В течение последующего года советские агенты отловили одного за другим  всех  членов этой группы;  рядовые бандиты просто исчезли бесследно, а главари были кастрированы и нарочно отпущены на свободу.  И полупартия-полубанда перестала существовать.  Ухудшила ли эта очень невежливая и недипломатичная мера отношение к России?  Вопрос риторический и ответ известен.
          Как поступил в своё время Израиль, получив унизительный удар -- мюнхенский теракт?  В течение нескольких лет были выслежены и уничтожены опять-таки  все  главари и организаторы, и «Чёрный сентябрь» тоже прекратил своё существование.  Вспомним, что и этот «незаконный», с точки зрения международного права, отлов и уничтожение бандитов не вызвал враждебности к Израилю со стороны мирового сообщества.
          Как поступила Америка в чуть более отдалённом прошлом, в ответ на нападение на её флот в Жемчужной бухте?  Она объявила напавшим войну  до победы.  А когда оказалось, что достичь победы обычными средствами трудно, безжалостно выжгла два их города, и пообещала продолжить, покуда противник не капитулирует.  Я не собираюсь сейчас обсуждать, морально это было или нет, но она их сожгла, и много лет после этого ссылалась на этот ответ как на законный и самый правильный из всех возможных.
          Сравним теперь с тем, как поступила Америка в ответ на Одиннадцатое сентября.  Отбросив назойливую газетную риторику и попытавшись взглянуть на сообытия более-менее объективно, мы приходим к неизбежному выводу:  никак.
          Иногда пишут, что ответом-де была война против иракского вождя, одного из главных союзников террористической банды.  Но это неправда:  Война в Ираке была предопределена ещё до атаки на Нью-Йорк, атака лишь ускорила возобновление военных действий.  И она всего лишь устранила диктатора, не изменив там ничего.  В отличие от нацистской Германии и имперской Японии, Ирак остался каким был:  он даже не был разделён на части, к большому разочарованию курдов и ассирийцев...
          Не считать же, право, адекватным ответом на 9/11 то, что спустя десятилетие американцы с горем пополам выследили и пристрелили некоего выползка из саудовского гузна, оставив само гузно в неприкосновенности.
          Как известно, почти все террористы 9/11 вышли из Саудовской Аравии, при полной поддержке тамошних феодалов.  Но хозяева саудовского королевского двора не ответили за поступок своих подданных (совершённый с их молчаливого согласия)  н и ч е м.    У них даже не потребовали репараций, -- не говоря уже о том, чтобы заставить их ответить за преступление своим троном, своей жизнью и своей страной, как это, казалось бы, полагалось по здравому смыслу.

          Мне уже случалось прослеживать чёткую статистическую корреляцию между уровнем зарубежных симпатий к Израилю и двумя израильскими тактиками:  удара в ответ на удар и умиротворения агрессора.  Кем бы вы ни были:  «правым» или «левым», «ястребом» или «голубем», сторонником жёсткого курса или сторонником осторожной дипломатии -- не увидеть и не признать эту закономерность невозможно.
          Битых не любят.  Обиженных не любят.  Тех, кто готов беззвучно стереть плевок с лица и проглотить обиду во имя мира -- не любят и презирают.
          И если это верно применительно к человеку слабому, и если верно применительно к стране маленькой -- то в гораздо ярче это выражается в отношении к стране, про которую думали, что она сильная, гордая и непобедимая, а вот вдруг оказалась, что совсем наоборот.
          И когда обнаруживается её бессилие -- она вызывает уже не пренебрежение, и даже не презрение, а искреннюю и личную злость и ненависть.  Потому что её унижение сопровождается унижением собственным.
          Невыносимой болью гложет простого человека мысль о том, что он уважал или боялся слабого и трусливого.  Что он сам себя оценил ниже того слабака, которого, оказывается, может унизить и опозорить презренное ничтожество.  Потому что из этого факта неотвратимо следует логический вывод:  выходит, я сам ещё ниже, ещё презреннее, чем это ничтожество.
          Поэтому, наверно, было бы неправильно слишком строго осуждать тех, кто стал ненавидеть Америку в течение десятилетия, прошедшего после 9/11, кто смакует стишонки о сожжённом Вашингтоне.
          Их злоба и ненависть, увы, биологически оправданна:  она -- естественный результат той порождённой в последней четверти ХХ века идеи, по которой агрессивное варварство вместе с его носителями имеет право на жизнь и даже заслуживает сочувствия.
          Если эта идея окажется лишь временным затмением общественного разума -- пройдёт и ненависть к Америке.  Если же она -- чтó, увы, более вероятно -- окажется необратимой, если эту гангренозную  идею не удастся удалить вместе с теми, кто её исповедует, проповедует и воплощает в жизнь, и она дожрёт плоть западного общества -- то наша цивилизация, вместе со всеми нами, будет заменена другой:  дикой, жестокой, беспощадной, бездушной и бездумной -- но, к сожалению, очень жизнеспособной.
Subscribe

  • Про Юнну Мориц, бывшую поэтессу

    Сейчас в это трудно поверить, но когда-то она действительно писала хорошие стихи. И я до сих пор с симпатией вспоминаю милую и серьёзную девушку,…

  • 20 лет назад. 9.11. Разрозненные заметки

    Вспоминаю этот день 20 лет назад. Я как раз тогда был в Нью-Йорке, хоть и не на Манхэттене, и помню показавшееся мне очень явственным и всеобщим…

  • Премия

    Кто попытается предсказать?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Про Юнну Мориц, бывшую поэтессу

    Сейчас в это трудно поверить, но когда-то она действительно писала хорошие стихи. И я до сих пор с симпатией вспоминаю милую и серьёзную девушку,…

  • 20 лет назад. 9.11. Разрозненные заметки

    Вспоминаю этот день 20 лет назад. Я как раз тогда был в Нью-Йорке, хоть и не на Манхэттене, и помню показавшееся мне очень явственным и всеобщим…

  • Премия

    Кто попытается предсказать?