akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Category:

РУССКИЙ УРОК


          Российским протестующим было сейчас труднее, чем израильским шесть лет назад.
          Во-первых — зима.
          Во-вторых — в Москве было гораздо меньше уверенности, что власти не станут стрелять.
          В-третьих — объединять пришлось очень, очень разнотипные, недружественные друг другу (и даже враждующие друг с дружкой!) группы:  либералов, либертарианцев, националистов и красно-левых.
          И в Москве справились с трудностями превосходно.  Думаю, не будет ошибкой уже сейчас назвать это победой — хотя кремлёвское начальство скорей всего не допустит повторной баллотировки.  Это не была победа сиюминутная, но была блистательная победа в исторической перспективе.  Ни и хамская реплика Путина, неостроумно сострившего насчёт презервативов, ни толстый намёк товарища Зюганова насчёт «хевры на площади» (так и сказал!) не скроют их испуга и не отменят того факта, что власти вряд ли посмеют столь нагло жульничать на последующих выборах.
*          *          *
          Израильские вожди, у которых и формальной власти, и реальных возможностей меньше, чем у кремлёвских, смогли справиться с протестующими гораздо более эффективно. 
          А сами участники митинга вообще не сумели удалить из Кфар-Маймона штрейкбрехеров и провокаторов.  И те, несмотря на свою ничтожную численность, в конечном счёте и взяли верх над десятками тысяч людей. 

          Сравним, как обошлись с провокаторами в Москве — и как у нас. 

          На Болотной площади распорядители, не побоявшись упрёков в неуважении к свободе слова, вовсе не допустили к микрофону экстремистов и явных болванов, да и на проспекте Сахарова был самый минимум плакатов с провокационными лозунгами (не исключаю, что их специально отслеживали и удаляли).  Время и место нашлось для почти каждого из идеологических флангов и флагов, а не пустили к микрофону только тех, кто фактом своего присутствия  скомпрометировал бы  манифестацию, да ещё одного шумного дурака от национальных патриотов.  Сам же вдохновитель и вождь националистов, выступив на митинге, потом преспокойно, пряча усмешку в усы, посетовал, что, дескать, не дали слова «другу и соратнику», хотя, вне всякого сомнения, не мог не быть этому рад.  (Ежели бы идиот-соратник вылез на трибуну кричать, кого надобно мочить и кого депортировать, он навредил бы не только митингу, но и самим же националам:  ясно ведь, что на следующий день в недружественную прессу попал бы только он.)

          А в Кфар-Маймоне все провокаторы (сознательные или «мулы») получили слово.  И если на местности, среди тысяч участников, они казались незаметными козявками — то перед телекамерами и в выпусках новостей оказались, как и следовало ожидать, только они.  Я своими глазами видел, как одного такого подсадного «экстремиста» привезла съёмочная команда Девятого канала.  Злая пигалица Дина Либстер произнесла на фоне толпы что-то пустое, изображая объективность, а потом, как заводной чёртик, выскочил из их машины подсадной негодяй — и произнёс в её микрофон требуемые гадости, которые и велено ей было предъявить телезрителям, вернее, телевизионному начальству (Эли Бар-Яалом a/k/a Хатуль, оказавшийся тому свидетелем, подтвердит).
          Конспирология нынче не в моде, но здравый смысл требует признать:  государственных человечков ну никак не могло не быть в 2005 году в штабе протестующих;  подобно тому как в России начала ХХ века в революционных ячейках было порой больше агентов охранки, чем революционеров.  (Чтó, не забудем, в конечном счёте не спасло режим.)
          Иногда, чтобы оценить, предвидеть или мысленно восстановить действия властей, достаточно представить себя на их месте.  Если бы службы безопасности, зная заранее о намечающейся огромной всенародной акции, недружественной властям, не позаботились бы внедрить в круг её организаторов своих людей, активных, грамотных и динамичных — какая участь ждала бы руководителей этих служб?  Полагаю, что немедленная и неотвратимая расправа (зачем расстрел, достаточно отстранения от должности).  А будь вы сами на месте руководителей спецслужб?  Ограничились ли бы вы тем, чтобы рассовать повсюду своих наблюдателей?  Или приложили бы усилия, чтобы у ваших сотрудников, внедрённых в руководство противника, была возможность влиять на принимаемые решения? 
          То-то же. 
          Вспомним вдобавок, что властям противостояли не вражеские спецслужбы, не профессионалы, а совершенно мирные граждане, никогда в жизни не сталкивавшиеся ни с конспирацией, ни с агентурной работой, ни с тематикой контрразведки и шпионажа.  И мы поймём ту лёгкость, с которой правительство смогло навязать протестующим самую тупиковую, самую нецелесообразную тактику — которая и закрепила поражение.

          Помните, как превосходно был организован марш, как его распорядители предусмотрели буквально всё?  Ленты и майки со слоганом — дело нехитрое, куда труднее было организовать всё остальное.  И всё было сделано безукоризненно.  Автобусы для тех, кому добираться издалека, связь с каждым(!) участником, передвижные цистерны с чистой водой на всём пути следования манифестантов, тамхуй на колёсах, таблички, чтобы никто не заблудился.  Позаботились даже о том, чтобы после сорокатысячной толпы не осталось на аллеях Кфар-Маймона мусора и бумажек!  Подогнали даже специальный внедорожничек с грузовым прицепом, чтобы облегчить марш тем, кто непредусмотрительно пришёл с тяжёлым рюкзаком!  Трудно допустить, что во всём этом не участвовала умелая рука опытного государственного организатора.  Я упаси Боже не агитирую за подозрительность, от неё вреда больше, чем от целой стаи стукачей или провокаторов, — но идея направить марш именно в Кфар-Маймон, идея, у которой вроде бы «не было автора», которая почему-то «носилась в воздухе», самозародившись из грязи, как белок Лепешинской — эта идея, несомненно, пришла от властей.  А принята к исполнению она была, видимо, потому, что сперва стадия обсуждения как-то невзначай пропала, а потом — «не могут же все ошибаться».
          Вспоминаю, когда автобус будущих манифестантов подбирал пассажиров в Хиспине, и всем объявили:  «Отсюда следуем без остановок в Кфар-Маймон», я подумал, что это такая военная хитрость, «чтоб враги не догадались».  И что все автобусы с демонстрантами «случайно» изменят по дороге маршрут и прибудут куда-нибудь в район Рехавии по меньшей мере.
          Но от Бейт-Шаана он всё же свернул в сторону Афулы.  «Ну, им виднее»...  Ладно, едем в Кфар-Маймон.
          А зачем?

          Потом, когда демонстранты были полны решимости дойти до Гуш-Катифа, на их пути выставили Авинера — с расчётом на то, что для многих участников он тогда ещё был авторитетом.
          Но даже если бы шедшие во главе колонны не поддались на провокацию и прогнали попа?  Если бы шествие дошло до самого Кфар-Дарома и отпраздновало там маленькую победу? 
          Такая победа была бы шагом всё к тому же:  к поражению.
          Провокация политтехнологов Шарона была мягкой, многоступенчатой, эффективной.  Это вам не грузовик с прохладительными напитками в Новочеркасске, нарочно поставленный посреди дороги, чтобы изнемогающие от летней жары демонстранты  «разграбили» его, а дальше уже можно было расстреливать их как налётчиков!  Власти действовали намного тоньше, они понимали, что массовый арест, а тем более расстрел демонстрации вызовет лишь жалкий и недолгий восторг левотни, но одновременно — небывалое негодование всего общества, падение правительства, а возможно, и трибунал.  А вот зато единственной маленькой удачи на любом из бархатных провокаторских барьеров было для успеха совершенно достаточно.  Нашим же минимумом, необходимым для успеха, было:  не оступиться ни на одном!
          Лишь один раз провокаторы мельком выдали себя:  когда после успеха Авинера слишком поспешно и грубо попытались закрепить достигнутое, направив многотысячную колонну манифестантов по кольцевой дороге вокруг Кфар-Маймона — с тем, чтобы к утру все были в том же месте, но в полном изнеможении.  Это почти удалось, и — добавлю — удивляться приходится скорее тому, что грязный трюк всё же у них не вышел:  ведь обмануть толпу гораздо легче, чем одного человека, в толпе интеллект участников не суммируется и даже не усредняется, а наоборот, падает:  «все идут — и я иду».  Нет, всё-таки замечательный у нас народ...
          Впрочем, в этот раз нам это не помогло.
          Но даже если бы манифестантам удалось дойти «до победы»?!
          Дальше-то что?  В самом предельном, самом неудачном для властей случае — всё действо продлилось бы дополнительную неделю-другую, ну пусть даже три.  Манифестантами были не тель-авивские палаточники:  большинство были люди работающие, многие — семейные, взявшие на несколько дней отпуск.  Отнюдь не те, кому нечего терять, кроме своих цепей и ирокезов.
          Протест выдохся бы немного позже — вот и всё.
          На этом и был построен расчёт властей.
          Кфар-Маймон это был клапан для выпуска пара.  Великолепно организованная, но при этом тупиковая бессмысленная манифестация нужна была властям для того, чтобы удалить протестующих из Иерусалима.
          А что было бы, если бы они съехались в Иерусалим?
          Тогда многотысячная демонстрация,  демонстрация силы,  происходила бы не на дальнем пограничье, а в ста метрах от того места, где заперся в своём кабинете обманщик и перебежчик, вызвавший всенародный гнев.  И это было бы    р е а л ь н о   с т р а ш н о.
          Во время давешних демонстраций в Москве прозвучала — помимо прочего — такая установка:  мы — миролюбивы;  мы, в отличие от властей, не нарушаем закон, поэтому мы собираемся в законно договорённом месте и поэтому митинг начнётся в установленное время  и закончится в установленное время.  Видимо, в московских обстоятельствах организаторы были правы, поставив такие железные ограничения — чтобы не дать властям повода для насилия.  Но правильно ли было объявить о них заранее?  Конечно, всех обстоятельств я знать не могу, но всё же, глядя со стороны, это кажется спорным.   Ведь в народном выступлении самое страшное для властей — его непредсказуемость.  Если бы митингующие разошлись к вечеру лишь  по просьбе организаторов,  чтобы дать начальству великодушный шанс — это выглядело бы гораздо более грозно, чем когда они разошлись по плану и по расписанию.
          Ещё более страшно для вождей выглядел бы митинг, собравшийся без всяких расписаний в Иерусалиме, у стен Кнессета,  где нет ни кремлёвского полка, ни других неприступных барьеров — то есть где Шарона не отделяло бы ничего от разгневанной и может быть даже частью вооружённой толпы, которая вряд ли желала ему долголетия.  И где отнюдь не было бы уверенности в том, как поведёт себя личная охрана:
                                                                      Хлопец, видно, промахнулся:
                                                                      Прямо в лоб ему попал.
          Таких «хлопцев», слава Богу, среди военизированной прислуги израильских вождей вряд ли меньше, чем было их среди телохранителей Индиры Ганди.
          Ещё раз подчёркиваю:  я не призываю ни к подозрительности, ни к шпиономании.  Подозрительность и недоверие к своим — это не для нас, это для них, для тех, которые с охраной.  Я хочу лишь напомнить, что в следующий раз — когда, к примеру, государственное начальство преподнесёт нам, негодным чёрным людишкам, очередной сюрприз, когда оно по какому-нибудь боковому договору внезапно подпишет обязательство отрезать от нас ещё что-нибудь, а организаторы протеста призовут митингующих собраться, скажем, в Метуле, — имеет смысл поставить под вопрос целесообразность такой демонстрации — ну и  уместность  её компетентных, профессиональных и патриотических организаторов.


Дополнено 18 января 2012
Tags: Уроки истории
Subscribe

  • КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ (6). Школа клеветников-изуверов

    Один старый блогер, обладатель казачьей фамилии Обогуев (встречается также вариант написания Обоуев), птенец гнезда Крылова, только что рассказал,…

  • КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ (2)

    (Продолжение темы. Предыдущая заметка здесь.) Всем известно, что израильская армия воюет только с детьми. Например, официальный…

  • КАК ЭТО ДЕЛАЕТСЯ

    1. Некая израильская строительная фирма прокладывает автотрассу через пустыню Негев. Однажды утром строители обнаруживают, что строящаяся магистраль…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments