akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Category:

О ДРЯНИ

            В этом журнале я стараюсь избегать обсуждения внутренних российских дел.  Нынешняя заметка, однако, касается дел не только и не столько российских, сколько в некотором смысле антироссийских.
            Фактическая сторона, кажется, неоспорима:  трёх человек посадили в тюрьму за мелкий поступок, который ни под одну уголовную статью не подходил;  дело получило огласку, после чего начальство уж само было не радо, что затеяло эту историю.
            Принцип, сохранившийся со времён Правозащитного движения в СССР и до сих пор неукоснительно соблюдавшийся, налагает абсолютный нравственный запрет на любую полемику с человеком, который сидит в тюрьме по политическому обвинению.  По той же причине считалось невозможным публичное обсуждение его дела в любом ракурсе, кроме единственного:  направленного на освобождение узника.
            Только что мы увидели, как целая группа своеобразных личностей, объединённх некоей, скажем так, общей идеей, демонстративно и вызывающе нарушила этот принцип.
            Небольшая, но горластая компания российских евреев советского образца — из которых по меньшей мере семеро живут безопасно за границей — публично высказались с призывом применить в чужой им стране беззаконную расправу.
            Причины, по которой они это сделали, не имеют большого значения.  Но вот имена этих дрянных людей следует знать.
            Я перечислил некоторые, попавшиеся в сéти в сетú.

1. Начну с самого серого.  Журналист Александр Гордон:
            «Это элементарное, неосознанное пиар-хулиганство. Это не протест, это глупость.  Нужно ли прощать глупость?  Нужно.  Высечь за эту глупость нужно?  Нужно.  Не семь лет тюрьмы, а публичная порка.  Нужно подумать о том, в чьих руках эти [их] дети?  По-моему, нужно.  По-моему, нужно!  Не то чтобы ах, лишать материнских прав и так далее, — но как-то вразумить надо.  Будет суд, наверно, будет экспертиза». (пруфлинк)
            Спасибо гуманисту, что не семь лет тюрьмы.  И что не призывает отобрать детей в качестве наказания.  И всё же — живя под защитой американской конституции, посылать советы на тему как вернуть Россию к юридическим нормам времён крепостного права — это значит быть негодяем, который недостоин жить.  Так что можно поздравить...   ...я на этом слове остановился и задумался:  а кого, собственно, надо поздравлять — либеральный или консервативный лагерь?  Поиск текстов в интернете ничего не дал:  слишком этот товарищ оказался скользкий и лукавый, не поймёшь, к чьему вертограду его причислить.  Словом, кто считает его своим, тех и поздравляю...

2. Следующий номер программы — Анатолий Вассерман, сталинист;  по самоопределению — «русский человек еврейского происхождения».  Чем ещё знаменит, не знаю.
            Этот не столь снисходителен к детям.  В отличие от увёртливого Гордона, сразу предлагает детей отнять (и, видимо, поделить).  Ознакомиться с  реакцией Вассермана  целиком можно вот по этому линку, а здесь привожу только цитату:
            «Они, в общем, из тех, кого в суде обычно называют закоренелыми хулиганами.  Когда человек идёт на преступление совершенно сознательно и идёт на него целенаправленно, то наличие [у него] детей при таком раскладе должно рассматриваться как отягчающее обстоятельство.  В наших детских учреждениях ребёнку будет значительно спокойнее и полезнее, чем с такими родителями, при всём при том что наши детские учреждения во многом оправдывают бродячие легенды о себе.  Тот энтузиазм, с котоым они действую,т достоин намного лучшего применения, и полагаю, что суд разберётся, сколько времени им потребуется для размышлений об этом лучшем применении своего энтузиазма».

3. Третьим номером в этой краткой (и наверно, неполной) подборке значится приятная во всех отношениях, хотя и лживая дама (которая, кажется, даже когда-то была у меня во френдах), пишущая под изысканным каламбурным ником Verba.
            В отличие от дурака Вассермана, человек грамотный и очень образованный.  Поэтому о ней подробнее.
            Мой скромный жизненный опыт говорит, что нет на свете существа более трусливого, чем университетский профессор-гуманитарий западный вообще и американский в частности.  Даже угрюмый советский преподаватель-конформист знал, что ему достаточно лишь проговорить обязательную идеологически выдержанную жвачку — и можно за свою шкуру и шляпу не опасаться.  Западный же «академик» — которому грозит неизмеримо меньшее наказание за идеологическую неконфомрность, нежели грозило советскому ослушнику — не ограничивается тем, чтобы с неподвижным лицом оттарабанить передовую статью.  Он совершает нечто вроде подспудного личного подвига: волевое усилие, и — начинает сам  верить  в то, что произносит, даже если это противоречит всему, во что он верил накануне, по предыдущей инструкции. 
            «...Но все хорошо, теперь все хорошо, борьба закончилась.  Он одержал над собой победу.  Он любил Старшего Брата.» 
            Однако  просто  любить Старшего Брата недостаточно.  В той же книге мудрый и прозорливый Орвелл заметил, что бывает ещё более высокая степень социалистического просветления:  одновременно осуждать и и одобрять одно и то же, при этом не лицемеря.  Советская еврейка и американский адвокат Verba, преподающая юриспруденцию в престижном американском университете, иллюстрирует его правоту, да так, что verba volant in omnis partis:  «Какими ж однако надо быть подонками, чтобы подписать письмо в поддержку уголовного преследования!» восклицает она, — и сразу же, прямо на этих же страницах пишет о том же:  «Если б вся эта свистопляска не развернулась, я бы первой ратовала за наказание. Административное или даже уголовное» (пруфлинк)
            Любопытно, что эти два на первый взгляд противоречивых высказывания дополняют друг друга.  Надо «быть подонком», чтобы подписать письмо в поддержку уголовного преследования (без уточнения, о каком преследовании речь — выходит, даже если говорим об убийце, оставленном на свободе).  И при этом она бы  первая  одобрила из своего безопасного далека  уголовное  наказание девушкам, которые неправильно молились — в стране, где ни чрезмерная мягкость законодательства, ни строгость в соблюдении закона пока не значатся среди основных отличительных особенностей.
            И сказано это было не как умозрительный иронический парадокс вроде «надо убить всех людей», а как серьёзное заявление квалифицированного юриста, подкреплённое высоким и редчайшим, даже, пожалуй, уникальным для эмигранта из России положением системообразующего законоучителя в правовом государстве.
            Впрочем, для меня остаётся непонятным  зачем  это делается.  Когда в других случаях она вводит в заблуждение читателей своего блога идеологизированной заведомой ложью, которую по должности обязана писать и произносить — вопросов нет.  Но тут?!  Тут что понадобилось ей в далёкой России, про которую она может написать что угодно, без риска нарушить принудительные рамки политкорректности?  Неизвестно.
            Но не слишком ли я резок, называя её дрянью за такую  мелочь
            Нет. 
            Тот, кто бьёт человека со связанными руками — дрянь.  Тот, кто, живя на свободе, пользуясь всеми преимуществами гражданской защищённости от произвола, исподтишка подталкивает другую страну к средневековью — дрянь par excellence,  несмотря на всю свою «интеллигентность» и на превосходное владение искусством претериции («я ратовала БЫ, но я вообще-то не ратую»).  Когда такой человек умирает, в мире становится немного меньше зла.

4. Журналист Максим Шевченко.  Несмотря на знаковую украинскую фамилию — стопроцентный галахический еврей, который (как и некоторые другие персонажи этой заметки) изо всех сил старается добиться, чтобы ему простили этот неудобный факт (любит сообщить к месту и не к месту, что он против Израиля всей душой). 
            Упоминать такую личность, конечно, противно — но надо, потому что евреи всегда в ответе за каждого выходца из своего народа.  Это не по Константину Победоносцеву, как некоторые ошибочно полагают.  Это по Библии.  А в утешение можно вспомнить зацитированные до дыр слова Бен-Гуриона насчёт того, что каждому, мол, народу надобно иметь своих воров и проституток.  Украл ли что-нибудь (кроме фамилии) г-н Шевченко, я не знаю, а вот с другим пунктом бен-гурионовской программы‑минимум не поспоришь.  Цитирую:
            «Их действие — [...] провокация, которая ударила вот прямо, можно сказать, в самую сердцевину души нашей страны. Мне вообще странно, что их [сразу] не задержали и не передали милиции.  Я вообще выступаю, пожалуй, за ужесточение наказания за осквернение религиозных святынь.  [...] Мероприятия, оскорбляющие чувства верующих, должны караться уголовным наказанием.  Такие люди угрожают нашей стране и нашему народу — тем, кто за Путина и тем, кто против Путина». (пруфлинк)

5. Выскочил со своим мнением, конечно, и Лёня Рабин, — куда ж без него.  Не было, наверно, в мире в последнее время ни одного события, на которое эта отзывчивая душа не откнилкнулась — и не написала какой-нибудь мерзости или какой-нибудь прямой или подразумеваемой лжи.  Вот и сейчас:  о незнакомых ему ждавших приговора заключённых он сообщил, что они-де — агенты закулисных враждебных антигосударственных сил.  И, будучи гуманистом, определил им исключительно мягкое наказание:  пусть все видят, какой он добрый.  Откуда Лёня узнал про заговор?  Может быть, враждебные России закулисные антигосударственные силы разыскали Лёню в Холоне и конфиденциально сообщили ему на ушко?
            «Мне больше всего нравится трактовка юзера Эмдрона: [...] «"молебен подонков, устроенный группой "Пиздатый погром"».  Итак, молебен подонков, устроенный группой "Пиздатый погром" в Храме Христа Спасителя.  Это чистое хулиганство в общественном месте.
            Да, заслуживают [наказания].  15 суток, не больше того, но заслуживают.  А еще больше заслуживают наказания те, кто это спланировал и организовал.» (пруфлинк раз, пруфлинк два).

6. А это другая разновидность той же живности, водящейся в шерсти «Лево-Либерального Израиля»™:  cоратник предыдущего товарища по борьбе за социализм, поборник прогресса и революционного насилия товарищ Мухоногки:
            «Как меня задрали все эти защитники взбесившихся пёзд...!  Какие-то трахнутые во всю голову наглые хулиганки именуются "девушками".  Их проблемами все озабочены...  Ах, "девушек" посодЮт!  Ах, "девушки" сидят!  ... Ах, произвол!  ... Вы, блин, за каждой посаженной за хулиганство дебилкой так бегаете?...  Им не в тюрьме место, а в выгребной яме.  Притопить там и всё. Ибо подобное к подобному». (пруфлинк).

Под номером 7 сегодня у нас будет Михаил Иосифович Кацнельсон, русский, православный, воцерковлённый,  галахический.  Работает в университете Няймехена (и какой дьявол занёс его в Нидерланды?).
            С Голландией у меня бережно сохраняются добрые и старые связи, и я, воспользовавшись этим, спросил у знакомого, правда, не из Няймехена, а из Лёйденского университета, что это за гусь.  Оказалось — физик, профессор(!), один из группы разработчиков графена, из коей двое, Андрей Гейм и Константин Новосёлов, не так давно получили нобелевку;  ну и этого тоже похвалили.
            Кроме того, Кацнельсон поэт:  пишет благочестивые верлибры, а также, увы, стихи с размером и рифмой, которые то и дело предают своего создателя, беспощадно обнаруживая неистребимые особенности его произношения:  «Консервы "Истина в вине" - // Привет от умершего Бога. // Вы захлебнётесь в новизне, // Которой будет слишком много.»   Или так:  «Сначала лёгкий ветерок // В траве играет шаловливо, // Шевелит листья на деревьях...»  Или ещё так:  «Их тоже, разумеется, не стало, // Когда пролились сера и смола...»  и так далее...
            Впрочем, это офф-топик.  Про «дело пуссей» он публично высказался так:
            «Разница [с делом Дрейфуса] в том, что Дрейфус не делал того, в чем его обвиняли.  И еще в том, что дискуссия (...) велась не на тему, хорошо или плохо шпионить, а на тему вины конкретного человека...  Здесь ведется дискуссия (...) на тему, хорошо или плохо осквернять храмы».  (пруфлинк).  Конечно, это не Мухоногки, но, согласитесь, разница между высказываниями двух товарищей главным образом стилистическая.
            Голландия — страна особенная.  Её традиции свободы и уважения к гражданским правам, её истовая верность этим принципам, казалось бы, попросту не могут не затронуть любого «понаехавшего», даже самого косного.  Тем не менее, вот, оказывается, нет:  даже голландскому духу правосознания не удаётся отложиться на иных мозгах слоем толще графенового.

8. Следующим персонажем будет знаменитый на всю Европу и обратно Изя Шамир, публицист.  Ещё более воцерковлённый, чем предыдущий товарищ;  автор книг и статей, опубликованных во всех странах мира и на всех языках;  владелец сайта, содержимое которого переведено на английский, на французский, на немецкий, на итальянский, на голландский, на испанский, на португальский, на шведский, на датский, на норвежский, на японский, на арабский, на персидский, на польский, на чешский, на словенский, на болгарский, на мадьярский, на турецкий и на албанский (через а) язык (пруфлинк).
            Тоже высказался:
            «...Пляски Pussy Riot были не спонтанным художественным актом, но тщательно спланированной провокацией, а сами девки – спецназом идеологической войны.  Они дали первый выстрел, создавший казус белли, и война была развязана.  На церковь наехали по всем фронтам [...]  Кощунственная вылазка четырех блядей в святой храм на Москве была магическим ритуалом, проверкой, жива ли еще русская церковь и вера.  По-хорошему, их надо было бы сжечь на костре на берегу Москва-реки, пепел спихнуть вниз по течению, и место костра посыпать солью...  Самосуд лучше всего решает такие проблемы.  Святотатцам мучиться недолго, расходов на крючкотворов и тюрьмы нету, и другим неповадно.  Но если уж подошли законные власти, то надо было закатать этих девок по самое немогу, чтобы неповадно было.  Так поступили бы наши мусульманские братья, которые на такие шуточки отвечали полномерной революцией...  Да и в самом рукопожатном на свете еврейском государстве дают за подобные штуки серьезные срока...»
            Статью перепечатали, заменив слово «блядей» на «блудниц», некоторые религиозные сайты, которые легко простили Шамиру его еврейское происхождение, — надо полагать, благодаря привлекательности высказанной им идеи, — подобно тому как это произошло около ста лет назад с товарищем Троцким.  (пруфлинк)

9. Нумер девятый в список не попадает:  я не запомнил того милосердого наказывателя с творческой жилкой, который  где-то  в интернете предлагал поступить с девицами следующим образом:  довести их допросами и суроым приговором до такого состояния, чтобы они, в слезах и в соплях приползли на коленях молить о снисхождении, — а потом помиловать.  И выпустить в гущу негодующих народных масс. 
            Жаль, не записал имени одарённого юриста-любителя. 
            Но можно держать пари, что то тоже был один из «конверсос»:  настоящий православный, даже подумав так, написать постеснялся бы...

... Ну и последним в этом списке будет несостоявшийся русский инквизитор еврейского происхождения г-н Олег Газманов, — певец столь же одарённый, сколь умный.  Кажется, он уже отплыл от берега Леты достаточно далеко,  и потому не особенно стоит упоминания.  Всё же для ровного счёта включаю его в список номером 10:
            «...Государство обычно останавливает это очень, к сожалению, неуклюже.  На мой взгляд, это надо было резко ограничить, быстро осудить и закрыть эту тему вообще.  Так осудить, чтобы впредь было неповадно никому». (пруфлинк)
            Нет, не стать этой мелкой рыбёшке российским Торквемадой.

*            *             *


            Не жаль им страны, где родились, не жаль ни капельки.  Сколько бы они ни выставляли напоказ свою лояльность. 
            Двадцать лет назад вот-вот готов был исчезнуть советский суд, который, по справедливому определению кого-то из «классиков марксизма», представлял собою «приводной ремень, передающий волю партии к массам», и смениться пусть несовершенным, но независимым судом.  Шаги в этом направлении были сделаны, и немалые. 
            А шажок назад, маленькое, но прецедентное движение в сторону приводно-ременного суда — в нынешних условиях могло быть сделано только при поддержке хотя бы части публики.
            Эту поддержку и обеспечила начальству вышеперечисленная человеческая дрянь.  Что ж, «простить им, потому что не ведают что творят»?  Нет, эти лицемеры — ведают превосходно, а потому прощению не подлежат.  Наглядно увидеть это можно при помощи несложной модели:  перенесите мысленно каждого из них на двадцать пять лет назад. И представьте себе, чтó каждая из этих злых кукол сказала бы в те годы о любом арестованном «хулигане», «антисоветчике» и «нарушителе общестенного порядка», который «с целью самопиара» провокационно пронёс икону или другой оскорбительный предмет религиозного культа в музей революции или в мавзолей Ленина.

Subscribe

  • Подстава:-)

    Интересно, а пытался ли кто-нибудь провести закон, по которому депутатская должность была бы обусловлена каким-то юридическим минимумом в пределах…

  • Советская власть, ремейк

    Скромный ремейк, мягкая версия. Без казней и лагерей, без прописки и выездных виз, без запретов на информацию из-за рубежа, на путешествия и на…

  • Коалиционный bet

    Правительство будет собрано довольно быстро, и содержать оно будет на первых порах такую компанию: Ликуд 29 + Ямина 9 + Шас 8 + Яадут 7 + Ционут…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments

  • Подстава:-)

    Интересно, а пытался ли кто-нибудь провести закон, по которому депутатская должность была бы обусловлена каким-то юридическим минимумом в пределах…

  • Советская власть, ремейк

    Скромный ремейк, мягкая версия. Без казней и лагерей, без прописки и выездных виз, без запретов на информацию из-за рубежа, на путешествия и на…

  • Коалиционный bet

    Правительство будет собрано довольно быстро, и содержать оно будет на первых порах такую компанию: Ликуд 29 + Ямина 9 + Шас 8 + Яадут 7 + Ционут…