akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

ДВОЙНОЙ СТАНДАРТ?


По мотивам заметки Ченая, помещённой в его журнале здесь.


          Ох уж этот вечный еврейский страх оказаться необъективным в собственных делах!
          Ох это вечное стремление рассмотреть всё «всесторонне»!
          Обвиняя человека в том, что он пришёл грабить и убивать нас, разве можем ли мы не принять во внимание, что он был сбит с толку и обманут подстрекателями?
          Имею ли я право упускать из виду, что рука, ударившая меня по лицу, тоже чувствует боль при ударе?
          Не забыли ли мы, что оборотная сторона нашей радости за объединённый Иерусалим — это нравственные страдания тех, кто отнял его у нас и разделил пополам?


*         *         *

          Читая нынешние горькие новости из России, ощутив при этом естественные человеческие чувства (чувства, порождённые тем понятием о справедливости, которое не доказывается юридическими параграфами, а которое — либо есть, либо его нет;  которое родом из детства, от мамы...  или от Бога) — ощутив эти чувства и поймав себя на них, — некоторые израильтяне узнаваемо всполошились:  а справедливы ли мы к осуждаемой стороне?  а не упустили ли мы из виду нашу собственную вину?  а не двойной ли стандарт мы применяем?
          «Если мы симпатизируем Грузии, то...  то как же мы смеем обижаться, что русские симпатизируют Хамасу, Ирану, автобусным шахидам?»
          «Есть ли у нас моральное право плакать о погибшей русской журналистке, если при этом мы радуемся, когда попадёт под пулю шкодливый репортёр, из тех, что подстрекают арабских детей бросать камни в солдат и, прячась за детские спины, варганят свои пакостные отчёты для «Монда» и «Гардиана»?»
          Или вот вариация на тему предыдущего, в стиле достоевского самоковыряния:  «О, как я посмел бы горевать о смерти российской правозащитницы, если, заглянув в чёрные глубины своей души, с ужасом вижу, что не скорбел бы так же сильно, если бы повесили Изю Шамира, Илана Паппо или даже какую-нибудь Дину Либстер?!»
          Есть и такие, которые не смогли не почувствовать ущербность этой логики и лживость этих выводов, но которые не меньше тех, первых, ослеплены страхом «двойного стандарта».  Их понесло в другую сторону:  «А ху-ли её жалеть?  Она ж, наверно, такая, как эти.  Наверно, её поездки в Чечню — сродни героическим поездкам наших мозговых наташ и «махсом-уотч»ников под дула сионистского зверя и по кочкам Дженина, — с последующим предъявлением своего героизма в европейские кассы?»
          Но в этих рассуждениях уже сквозит некая нетвёрдость, неуверенность.  Нет, не может не понимать Ченай, что есть огромное, принципиальное различие между непокорной журналисткой, идущей против общества — и дисциплинированным функционером, который делает чтó велят и пишет чтó заказали.
          Давайте же, чтобы составить корректную аналогию и посмотреть, что при этом получится, смоделируем «израильскую Политковскую».  Можно, конечно, просто подобрать какую-то похожую на неё по внешним признакам израильскую журналистку, как это делаетГоттфрид, но что толку от такого пустого упражнения?  Пример получится заведомо бессмысленным — слишком уж непохожи российское и израильское общества, слишком разные государства, и слишком разнятся политические контексты событий.
          Начать следует, конечно, с модели окружающего мира:  ведь объективные обстоятельства здесь несопоставимо важнее субъективных черт личности, — этого, думаю, не станет отрицать даже Готтфрид.

*         *         *

Итак моделируем по пяти параметрам:  ВРЕМЯ - МЕСТО - ОБСТОЯТЕЛЬСТВА - ЛИЧНОСТЬ - ПОЗИЦИЯ.
§ 1.  ВРЕМЯ.  Израильская империя, величайшее по территории государство на Земле, находится в жестоком кризисе.  Полтора десятилетия назад рухнул режим узурпаторов, угнетавших страну семьдесят с лишним лет, — но и расширивших пределы империи до максимума своих возможностей.

§ 2.  МЕСТО.  Одновременно со сменой режима мы потеряли ряд окраин, ценных для империи, хотя и населённых в основном недружественными народами и племенами:  на западе от нас отпали Марокко и Алжир, на юге — экономически важные регионы Персидского залива.  Но наиболее эмоционально болезненная потеря произошла на восточных рубежах страны, где от империи откололся Биробиджан.

§ 3.  ОБСТОЯТЕЛЬСТВА.  В одной из южных областей Израиля (где-то в районе устья Великой реки) возникли этнические беспорядки.  Многим евреям-поселенцам пришлось оттуда уехать.
          Для точности аналогии вообразим, что в те края населяет некий  кувейтский народ,  который (в отличие от кое-кого) существует уже много столетий, имеет  самоназвание,  свой  национальный язык  и свою собственную  национальную культуру.
          Беспорядки удалось подавить, но теперь в пещерах Кувейта скрываются местные сепаратисты, которые требуют независимости для своей страны, со столицей... ну допустим в Басре.  И ссылаются при этом на историю последних двусхот лет, обвиняя нас в том, что мы угнетали кувейтский народ, пытались уничтожить его культуру и его генетическую преемственность, а однажды даже депортировали всю нацию по расовому признаку на 20 лет.
          Против этих боевиков наши власти бросили армию; при этом удалось разрушить города, уничтожить вождей и убить пятую часть местных жителей, чтó вызвало деликатное осуждение за рубежом и массовое одобрение в нашем народе.
          Особо уточним, что кувейтские «бандформирования», против которых мы ведём борьбу, желают только одного:  чтобы их народ оставили в покое и дали ему жить по своему усмотрению.  Они не требуют разделить нашу империю на части, по принципу «125 государств для 125 народов», не требуют провозгласить нашу столицу своей, не предлагают нам разрушить наши же города и выселить оттуда наших сограждан, не объявляют, что любое мирное соглашение с нами будут рассматривать как временное.
          Объективности ради добавим, что тем временем в Иерусалиме поселилось много торгашей из пригородов Кuwait-city и Басры, и эти мигранты, если верить еврейской патриотической газете «Махар», захватили лучшие места на «Маханей-Иегуда» и вытеснили оттуда честных еврейских бизнесменов, а также подкупили нашу полицию, покупают и развращают наших девушек и норовят влиять на нашу политику.  В ответ наши патриоты создали несколько еврейских политических партий, которые открыто призывают к физическому уничтожению «мигрантов».  Эти партии пользуются поддержкой самых различных слоёв нашего общества, включая интеллектуальные круги.

§ 4.  ЛИЧНОСТЬ.  Наша «Политковская» будет принадлежать к числу «диссидентов-гуманистов».  За свою журналистическую работу она получила несколько международных премий, что вызвало дружное осуждение её в нашей печати и обвинения в продажности.  Допустила несколько ляпсусов и ошибок в своих статьях.  14 лет назад мимоходом упомянула в одном из своих репортажей «разрывную пулю со смещённым центром тяжести».  Эта фраза про пулю до сих пор широко цитируется многочисленными журналистами и редакторами наших газет как пример её невежества и некомпетентности.

§ 5.  ПОЗИЦИЯ.
          Разделяет позицию небольшой группы наших столичных интеллектуалов («диссидентов-гуманистов», которые считают, что в процессе усмирения надо не бить без разбору, а соблюсти гражданские права усмиряемых кувейтцев.
          Добавим, что никто из этих диссидентов-гуманистов—
— не требует дать мятежной области государственную независимость;
— не требует оставить наших поселенцев на произвол судьбы (и уж тем более не требует выселить их);
— не требует разделить нашу столицу на всякий случай на две части, чтоб никому не было обидно;
— не требует ставить под угрозу жизнь наших солдат, если это поможет уберечь от опасности жителей противника.
          Всё, чего они требуют — это соблюдения наших же законов плюс увеличения объёма медицинской помощи кувейтцам, не участвовавшим в боевых действиях и пострадавшим в ходе нашего уничтожения боевиков.
          Уважаемые авторы ламентаций о «двойном стандарте»!  Кто в нашем сегодняшнем обществе выражает взгляды, сходные с позицией такого «диссидента-интеллектуала», каковой получилась «наша Политковская»?  Неужели г-жа Аяла Хасон и г-жа Заава Галь-Он, г-н Авва и г-н Бронфман?
          Думается, объективно  гораздо ближе к её «платформе» будет всё-таки г-н Фейглин, не так ли?
          Странно, что этого не заметила даже обычно проницательная г-жа Пепел.
          И если в своей стране Политковская числится на ультра-левой стороне спектра своего общества, а вот по нашей шкале она оказалась бы правее Фейглина, — то почему?
          Может быть, наши якобы «двойные стандарты» тут всё-таки ни при чём?  Может быть, причина такого расхождения — в объективных различиях между обществами, на фоне которых мы их рассматриваем и оцениваем?

Tags: Без руля
Subscribe

  • ПРОГОВОРКА:-)

    «Иногда мы хотим солгать, а Язык нам не даёт.» ( ©) Верность этого меткого и замечательного наблюдения подтверждается довольно часто. Вот…

  • Подстава:-)

    Интересно, а пытался ли кто-нибудь провести закон, по которому депутатская должность была бы обусловлена каким-то юридическим минимумом в пределах…

  • Советская власть, ремейк

    Скромный ремейк, мягкая версия. Без казней и лагерей, без прописки и выездных виз, без запретов на информацию из-за рубежа, на путешествия и на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments

  • ПРОГОВОРКА:-)

    «Иногда мы хотим солгать, а Язык нам не даёт.» ( ©) Верность этого меткого и замечательного наблюдения подтверждается довольно часто. Вот…

  • Подстава:-)

    Интересно, а пытался ли кто-нибудь провести закон, по которому депутатская должность была бы обусловлена каким-то юридическим минимумом в пределах…

  • Советская власть, ремейк

    Скромный ремейк, мягкая версия. Без казней и лагерей, без прописки и выездных виз, без запретов на информацию из-за рубежа, на путешествия и на…