akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

СНОВА НА ТУ ЖЕ ТЕМУ, НО ЧТО ПОДЕЛАЕШЬ

Всякий или почти всякий левак рано или поздно попадает в ситуацию, когда левый нравственный принцип применяется к нему самому.

Как правило, при этом он не переосмысливает свои взгляды и тем более принципы, а восклицает что-нибудь вроде «за что боролись», «измена» и так далее.

Читающая публика уж отсмеялась над тем, как как редактор одной московской службы вещания на Израиль вдруг сменил взгляды всей жизни на противоположные, как только изменилась зарплата и прогрессивная установка.  Но вот ещё смешнее:  другой самозваный учитель и обличитель только что вдруг обнаружил, что всю жизнь разговаривал прозой.  Точнее, сделал вот какое открытие:

явно для многих "левых" левизна - это быть на стороне сапога.

Ему б ещё заменить слово «многих» на «всех» -- и всё будет в порядке.  Но что тогда станет с его собственной левизной?  Нельзя...

А вот позавчерашняя история про левых лицемеров.  В одном европейском зоопарке решили убить своего жирафа (сознательно не упоминаю о причинах, потому что это irrelevant).  Жирафа жаль -- как всякое живое существо, как любого зверя или почти любого человека, которому кто-то решил не дать умереть своей смертью.

Но вот ведь какое дело:  содрогнувшаяся прогрессивная мировая общественность, которая вступилась за жирафа, почему-то никого другого в этот раз не пожалела -- ну хотя бы своего родного единомышленника-социалиста, которого почти одновременно с жирафом расстреляли в Северной Корее, за то, что он, как было сказано на официальном корейском сайте (цитирую) «вёл себя так высокомерно и нагло, что неохотно встал со своего места и без энтузиазма аплодировал».  Не вступился ни один левый, как будто до них, как до жирафа, это сообщение не дошло.  В действительности оно дошло:  по крайней мере некоторые написали, что реакционная пресса использовала этот случай, чтобы очернить прогрессивный северокорейский режим.

В модной жирафьей теме отметился почти весь левый цех, -- включая таких гуманистов как «аэронавт» Цветков, который когда-то, три десятилетия назад, был замечательным поэтом, а теперь давно уже превратился в скрипучую куклу с простыми интерактивными функциями:  нажимаешь кнопку А, звучит «а», нажимаешь кнопку Б -- звучит «бэ»... впрочем, это уже офф-топик.

Все ли жирафозащитники -- лжецы и лицемеры?  Есть ли среди них те, кто не врёт, что ему жаль жирафа?  И что цель их шума иная, нежели желание полюбоваться своей собственной добротой и поразмахивать ею на публике?  Нет, не видать.  Врут, мерзавцы...  Вегетарианцев среди них замечено не было, а если вы мне не верите, то попробуйте провести эксперимент.  Спросите любого -- ну вот в буквальном смысле любого! -- почему бедному жирафчику он сочувствует больше, чем, например, коровам и быкам, убиваемым в Европе гораздо более варварским способом, и вдобавок (в отличие от жирафа) специально для него и фактически по его заказу.  Ведь такое же живое существо, тоже теплокровное млекопитающее, со столь же высокоорганизованной нервной системой и дорожащее своей жизнью не меньше. 

Если в ответ вы получите что-то иное, нежели смердящие левацкие слюни или в лучшем случае прогрессивное молчание -- я не только признáю свою неправоту, но в знак стыда и раскаяния за несправедливый упрёк закрою и удалю этот журнал.

Трагикомическим образом вся эта многонациональная шушера защитников добра вот уже второй год не унимается по поводу бед, творящихся в заснеженной России.  Главная, и даже единственная несправедливость на всём пространстве от Балтики до Камчатки -- это, видите ли, запрет вовлекать детей в педерастические отношения, объявленный законодательно под страхом штрафа (при том, что у самих же западноевропейцев ещё 25-30 лет назад гомосексуализм карался тюрьмой, и никто из прогрессивных против этого тогда не возражал -- мода ещё не пришла, а какой смысл протестовать на немодную тему?)¹.

В очередной раз мы видим, что левые либералы борются за справедливость и гуманизм только там, где это удобно, безопасно и награждается аплодисментами.  Легко, приятно и полезно приехать побороться в Иерусалиме под охраной закона и полиции за неведомо кем попранные права палестинцев или гомосексуалистов -- но покажите мне хоть одного из них, кто сунулся в Рамаллу или Тегеран.

Прогрессивные любители международных законов преспокойно нарушили международный закон, чтобы побороться за отделение Косова от Сербии:  дескать, каждый малый народ имеет право на собственное государство и даже на второе, если одно у него уже есть.  Но ни разу не приходилось видеть, ни вживую, ни на фото, чтобы кто-то из них ратовал за независимость для корсиканцев, пьемонтийцев, окситанцев, басков, не говоря уже о бретонцах.  Почему про бретонцев я пишу «не говоря уже»?  Потому что у них, если вы не знаете (а вы не знаете -- прогрессивная пресса об этом не писала) реально существовало своё движение за независимость, настоящее и серьёзное, и к тому же не склонное к бомбометанию в детей и взрослых и прочим прогрессивным поэтическим вольностям.  Когда движение начало набирать силу, в течение нескольких лет все его лидеры, потом идеологи, а потом и рядовые участники без шума оказались в тюрьме (вернее, в нескольких тюрьмах) под разнообразными предлогами.  И из-за странной возникшей среди них ментальной эпидемии все они, без единого исключения, в течение нескольких лет один за другим повесились в своих тюремных камерах.  Во французские газеты эта история с эпидемией самоубийств у жизнелюбивых бретонцев не попала², ведь бретонцы сидели по скучным бытовым статьям и никто из них не мог похвастаться ни расстрелянным школьным автобусом, ни подаренной книжкой с автографом какого-нибудь прогрессивного писателя.  Но кому надо -- поняли.  Прогрессивные защитники права народов на самоопределение превосходно понимают намёки, даже когда уважаемый сапог произносит их вполголоса.

Прогрессивные любители природы нынче борются за спасение охраняемого уссурийского тигра, и голубого кита, и панды, потому что тигр это ведь такая милая киса, и панда тоже такая лапочка, и кит тоже толстый и красивый, а бороться за природу это cool и поощряется, особенно если при этом преподаёшь в университете.  Даже если борьба ведётся при помощи развешивания плакатов по стенам своей бостонской квартиры.  Это вам не какая-нибудь дурацкая никому не интересная горная горилла, почти уничтоженная неграми.  Кстати, гориллу удалось спасти от полного истребления американскому этологу непрогрессивной Диане Фоссе, которая почти в одиночку, без поддержки прогрессивных товарищей, добилась ограничения охоты в лесах Руанды.  А когда её за это убили, одна американская прогрессивная газета не постеснялась назвать её расисткой, для которой обезьяны дороже африканского народа.

Вспомним историю с «Пусси Райот».  Когда девушкам вынесли несправедливый, но зрелищный и эффектный приговор, звёзды политического и театрального мира всей земли вступились за них и долго ругали российский суд, будто кроме этих трёх барышень да ещё разве что Ходорковского никто в России в тюрьме задаром не сидит.  Но вот одна из девушек написала статью.  Написала о том, что увидела своими глазами.  О тюрьме для «простых», о бессрочных узницах, о безжалостной эксплуатации, о медленном убийстве тысяч людей непосильным принудительным трудом.  Статья была длинная, не весёлая и не зрелищная, в отличие от выходки, за которую она туда угодила.  И прогрессивная общественность прореагировала как полагается:  то есть никак.  Девушка ведь не поняла правил игры и испортила хорошее начало.

Когда левый и прогрессивный политик, писатель или журналист, -- любой! -- возьмётся рассказывать вам, как ему кого-то жаль, как он сострадает или как негодует из-за несправедливости -- проверьте, на месте ли ваш кошелёк.  А если кошелёк тот государственный, то вы скорей всего убедитесь, что он похудел и часть содержимого перекочевала в карман борца за справедливость.

___________________________________
¹  Следует отметить, что статья закона против гомосексуальной пропаганды среди детей -- действительно вредная статья, но по другой причине.  Она фактически дублирует и конкретизирует кусочек уже имеющейся уголовной статьи, «растление малолетних».  В результате некий процент растлителей (да ещё из самых зловредных) выводится из-под угрозы более-менее адекватного наказания по 134-й статье, и им законодательно гарантируется безнаказанность (штраф в сто долларов вместо 20 лет заключения -- это именно безнаказанность).  Иными словами, закон фактически выгоден педерастам, а вовсе не защищает детей от них.  «Борцы против угнетения гомосексуалистов» этого не поняли, да и не пытались понять, что неудивительно:  левый либерал как таковой функционирует на уровне команд и примитивных рефлексов.

²  Попала, впрочем, в итальянские, но даже там без лишнего шума и далеко идущих выводов.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments