akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Category:

ПОЧЕМУ ЭТО ПРОИЗОШЛО

            «Мы проиграли сражение, -- но мы не проиграли войну». Афоризм отдаёт самоутешением, -- и всё же будем надеяться, что войну и страну мы действительно не проиграли!

            Но если война не проиграна -- возможно ли уже сейчас разобраться, какие были сделаны ошибки? Чтобы потом, во время следующих сражений, не повторить их?

            Перечислить тактические ошибки нетрудно: похоже, что в каждом из решений, в каждом из шагов руководства -- из всех возможных вариантов всегда выбирался наихудший.


ТАКТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ

            1. РАСКОЛ.
            Самым пагубным шагом был раскол народного восстания на три части. (Ошибка замечена очень многими -- жаль, с роковым опозданием).
            Почему Совет поселений рекомендовал перепрыгнуть пропасть в три прыжка? Неизвестно.
            Те, кто был в Кфар-Маймоне, помнят общее настроение людей, накал энтузиазма и счастливое предощущение победы и совершающейся Истории. Чтобы пригасить этот накал, потребовалось три дня однонаправленных усилий!
            Пригасили.
            Свои.
            Правда, не погасили до конца. Люди приехали ещё раз -- на этот раз в Сдерот,-- как и было велено.
            ...В Сдероте энтузиазма уже было меньше -- с самого начала. Митинг на травке с отвратительно знакомыми мурлами на трибуне вернул революционных романтиков и энтузиастов на грешную землю. Пламя веры в неизбежность победы стало угасать -- и угасло. Пикничок в Офакиме был уже излишним контрольным выстрелом.
            И всё же, когда дошло до канунов роковой даты, -- люди, вопреки предположениям, вопреки обещаниям властей и вопреки логике, приехали на третью манифестацию, как приехали на первую! Но вдохновение исчезло, чувствовалось, что многие приехали нехотя, всего лишь во исполнение долга. А чувство долга -- скучное чувство, оно не рождает побед. Идти на прорыв, казалось, было уже некому.
            Я был почти удивлён, увидев, как много осталось желающих продолжать натиск: не меньше четверти, а то и трети, первоначально приехавших! Ждали решений Штаба. (Звучит, конечно, забавно, -- но в сущности ничего смешного тут нет: народное восстание, руководимое из единого центра, более эффективно, чем неорганизованная толпа -- даже если это толпа энтузиастов). Итак, ждали решений Штаба, ждали ВСЮ НОЧЬ И ПОЛОВИНУ СЛЕДУЮЩЕГО ДНЯ. Наконец, долгожданное решение якобы Совета поселений пришло: «подождите ещё немного, скоро прибудут автобусы». Какие автобусы, зачем? Прорываться в Кисуфим? «Нет, ехать к ферме Шикмим». Зачем? Что там делать? «Митинговать». А потом? «А потом, после митинга, будем делать попытку прорваться сперва к Кисуфим, а там и в Кфар-Даром».
            Была ли действительно предпринята такая попытка?
            Я почти уверен, что нет -- хотя доподлинно знать не могу: услыхав про этот могучий план, я не поверил ни словам Штаба, ни его искренности, ни его добрым намерениям, и «дезертировал». (Если кто-нибудь из читающих эти строки ездил тогда в автобусе Совета поселений к ферме Шикмим, -- прошу его отозваться и рассказать, была ли действительно впоследствии сделана попытка пробиться к Кфар-Дарому или хотя бы к блокпосту Кисуфим, -- или же, как я и полагал, всё ограничилось болтовнёй и стоянием под овечками премьер-министра).
            Но даже если окажется, что да, была -- это не меняет сути дела. Это была бы не более чем третий прыжок на месте на краю бездны. А бездну было уже не перепрыгнуть.
           
           *           *           *

            2. СЛОВА.
            Принять терминологию противника -- значит легитимизировать её -- и де-легитимизировать себя.
            В своё время Бегин, пойдя на неслыханные территориальные (и не только территориальные) уступки, сделал под нажимом американцев (и с подачи французов) ещё одну маленькую, маленькую уступочку: признал право местных арабов официально именоваться «палестинцами». Казалось бы, ну и что: слово как слово. Чего за него так уж держаться, за слово-то: оно дрянное, искусственно выдуманное римлянами, и до ХIХ века не имевшее никакой эмоциональной нагрузки в еврейской истории. «Прагматик» Бегин уступил.
            Я позволю себе высказать мнение, что уступка термина оказалась в конечном счёте более пагубной, чем уступка Синайского полуострова: она, впервые после декларации Бальфура, всерьёз поставила под сомнение право евреев на эту Страну, в мировом общественном мнении. Ведь если арабы это палестинцы, а евреи -- как вдруг оказалось -- НЕ палестинцы, то, по логике и здравому смыслу -- кому принадлежит земля под названием Палестина: евреям или арабам?
            Нечто подобное произошло с термином «хитнаткут». Термин, надо признать, замечательный. Не зря он был изобретён престижным пиар-агентством, которому не зря шароновские власти щедро заплатили нашими с вами деньгами.
            И, хотя все мы понимаем, что депортация -- это никакой не «хитнаткут», потому что барьер между Гуш-Катифом и Хан-Юнисом давно уже мощнее, чем египетско-израильская граница, -- термин был покорно принят Советом поселений.
            Но что было позволено дерзким гёзам с их всенародной поддержкой и единством, не позволено нам.
            Прежде, когда власти дурили народ надеждой на мир, -- то они считались сторонниками мира, а мы -- противниками мира, -- ну то есть теми, кто "за войну". Теперь же, когда те объявили, что мира не будет -- опять оказалось, что они, ввергшие нас в кровавый хаос -- за «хитнаткут», а мы -- против «хитнаткута», то есть опять-таки за войну.
            С нашей стороны отношение к словам было, увы, совсем иным.
            Знаменателен, например, центральный лозунг сопротивления, рождённый уж не знаю чьей светлой головой. А знаменателен он тем, что апеллирует лишь к «своим», лишь к тому, кто уже и так согласен, заранее. Для всех остальных смысл этого лозунга весьма резонно воспринимался как подтверждение того факта, что протест против депортации имеет исключительно религиозный характер, а вовсе не политический и главное -- не этический. Человека, дескать, нельзя изгонять из его родного дома НЕ потому, что это злодейство как таковое, и НЕ потому, что это crime against humanity, а только лишь по той причине, что свой своего обижать не должен. (А например, араба, судя по лозунгу, эти датишные выгонят без возражений: "что с них взять, пейсатых фашистов... ...Но я-то ведь не таков, я светский, я цивилизованный, с какой стати я буду с ними, пейсатыми, солидаризироваться?..")
           
           *           *           *

            3. ВНУТРИ ГУШ-КАТИФА.
            Чтó их психологи внушали солдатам? В первую очередь (если верить репортажам) -- акцент темы страданий переносился с жертвы на палача: им предлагалось медитировать на тему -- «как я страдаю оттого, что мне приходится это видеть, и как мне горько, что приходится делать эту тяжкую для меня работу», -- подобно тому как схожая проблема «чувствительных мальчиков» решалась в немецкой армии 60 лет назад.
            Во вторых -- объясняли им -- они, солдаты, пришли не злодействовать, не громить, но помогать неразумным, ради их же блага, -- нечто вроде принудительного выселения белорусских крестьян из чернобыльской зоны. («Гаарец», кстати, подсуетилась с гнусной карикатурой, на которой мама тащит пейсатого мальчика умываться, а он упирается, нацепив на себя жёлтую звезду.)
            Какую тактику отработали и рекомендовали «лидеры сопротивления»?
            Главным их тезисом было "непротивление злу насилием". ЗАРАНЕЕ было публично объявлено, что депортаторы не встретят вооружённого сопротивления, -- то есть, иными словами, работа погромщиков была облегчена до предела. Ибо страх перед сопротивлением -- почти всегда единственное, что может остановить агрессора и, в сущности, остановить насилие; а ГОТОВНОСТЬ идти до конца -- единственный способ избежать НЕОБХОДИМОСТИ идти до конца.
            (Вообразим для контраста, что несколько уважаемых равов выпустили совместное галахическое постановление, где сказано было, что в нынешних обстоятельствах любая индивидуальная попытка уклонится от совершения дин родеф / дин мосер, -- это грех перед Богом, перед Страной Израиля и народом Израиля. Разумеется, такое постановление вызвало бы истечение ненависти и истерию проклятий среди левых, да и среди некоторых правых тоже -- здесь и за границей. Но скажите откровенно: была ли бы возможной после такого постановления даже попытка депортации? По-моему, ответ очевиден даже для тех, кто, как Йоси Сарид, Яков Кедми или какой-нибудь, скажем, Ури Авнери, были бы не прочь увидеть именно такое развитие событий.)
            Но братание с палачами приемлемо не для каждого. Поэтому для тех, кто не был готов, не хотел, не мог уйти без сопротивления -- была кем-то разработана (и, очевидно, рекомендована) некая иная линия поведения: дрыгать руками и ногами, визжать, плакать. (Например, провокаторы из «Еврейского национального дома» рассылали следующую инструкцию: «Заходим внутрь, садимся на пол, плачем, кричим "Еврей не изгоняет еврея"». Так и написано: плачем по команде!). Репортёры уверяют, что в разных поселениях депортируемые дети кричали солдатам одни и те же жалобные слова, одинаковые упрёки и оскорбления. Если так оно и было в действительности -- трудно придумать что-либо, морально облегчающее задачу депортаторов более! (И ксьати, можно ли представить себе, чтобы депортируемый еврейский(1939) или чеченский(1944) ребёнок весело кричал соответственно нацисту или красноармейцу: «Злодей! Негодяй! Как тебе не стыдно! Ступай прочь! Тьфу на тебя!»)
            Итак, могло бы быть две тактики: сопротивление и «непротивление». Обе могли быть действенными.

СОПРОТИВЛЕНИЕ: погромщик взламывает дверь в чужой дом и видит направленный на него ствол.

НЕПРОТИВЛЕНИЕ: погромщик взламывает дверь и видит перед собой молчащую семью.


            А вот как было в действительности:

ВМЕСТО СОПРОТИВЛЕНИЯ: погромщик слышит, раз за разом, заклинания и заверения лидеров противника, что "сопротивляться будем без применения силы".

ВМЕСТО НЕПРОТИВЛЕНИЯ: погромщик видит -- в энный раз -- театрализованное представление хулиганствующих подростков, явно подученных взрослыми. А вслед за тем видит хозяина, готового простить и обнять его на прощанье перед погрузкой в автобус.



ТАК БЫЛО ПРОИГРАНО СРАЖЕНИЕ ЗА ГУШ-КАТИФ.
           
           *           *           *

            Не имею ли я в виду, что господин Х и господин Y (имена подставьте сами) из Совета поселений -- предатели интересов трудящихся, враги народа и наёмные агенты «постсионизма»?

            Нет, не имею. Я не сомневаюсь в их искренности.

            Но точно так же я не сомневаюсь, что антипоселенческие силы в правительстве позаботились о том, чтобы помочь "нужным людям" выдвинуться в руководстве оппозиции. Тем, чьи слова и чьи решения послужат не интересам представляемых ими людей, а выдвинувшим их властям.


            О стратегических ошибках... в другой раз. А пока -- жду дополнений, комментариев, возражений и уточнений, а если понадобится, то и опровержений.


_____________________________________
cross-posted to gush_katif_ru
Tags: Гуш-Катиф
Subscribe

  • СВИНОЕ СЧАСТЬЕ

    Здесь (под катом) -- слегка сокращённая версия заметки, помещённой в этом журнале несколько дней назад в режиме «friends only». (Я убрал из неё…

  • СЕМЬ ЧУДЕС

    В 1887 году, за десять лет до Первого сионистского конгресса, идея переселиться в Святую землю (в Оттоманскую империю!), чтобы там создалось…

  • К событиям в Эстонии...

    ...написал Леонид Цейтлин, вот здесь: написал гораздо лучше, чем я смог бы написать. UPDATE. А моё мнение -- чуть ниже, в comment…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • СВИНОЕ СЧАСТЬЕ

    Здесь (под катом) -- слегка сокращённая версия заметки, помещённой в этом журнале несколько дней назад в режиме «friends only». (Я убрал из неё…

  • СЕМЬ ЧУДЕС

    В 1887 году, за десять лет до Первого сионистского конгресса, идея переселиться в Святую землю (в Оттоманскую империю!), чтобы там создалось…

  • К событиям в Эстонии...

    ...написал Леонид Цейтлин, вот здесь: написал гораздо лучше, чем я смог бы написать. UPDATE. А моё мнение -- чуть ниже, в comment…