akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Category:

ЗАПРЕТНЫЕ ЛИЦА


По случаю великого юбилея наше начальство организовало «Стену памяти Ицхака Рабина»:  народный портрет, всесторонне отражающий его любимый народом образ.  Каждый желающий может зайти на сайт и оставить там своё воспоминание о том, с чем у него связано это имя:  http://padlet.com/ushiderman/cftcecgeediv

Мой уважаемый friend  Maarbolet   попыталась -- раз уж отобразить надобно всесторонне -- поместить там вот это воспоминание:


Deti dogovora Oslo

Это некоторые из детей  того  поколения (не все, -- все фото найти ей не удалось), которые не дожили до сегодняшнего дня.

Рабин не убивал их сам.  Он вообще собственноручно никого не убил.  Но всех их, всех до единого, убили благодаря ему.  Если бы его не было, они остались бы живы.  Это объективный факт, отрицать который не решаются даже самые кухонные любители светлого образа.

Но этот маленький ряд маленьких фотографий поместить там оказалось запрещено.  На доске воспоминаний о «дедушке» нельзя вспоминать о тех, чьи жизни он оборвал.

Зато там можно помещать вот такое:

«По моему мнению(!), если бы Рабин не был убит, у нас бы был мир и с другими [арабскими] странами», -- пишет мальчик Идо и помещает вот эту давно осмеянную, но вечнозелёную душераздирающую фотографию:

Shir ha-shalom

Cтишок с пакостной инверсией под названием «Песнь о мире», найденный в  нагрудном  кармане борца за мир.  Песнь о мире пробита пулей злодея  почти, но не совсем по самой середине  (какая меткость!), и парадоксально орошена кровью праведника, несмотря на то, что оба холостых выстрела были направлены ему в спину и из трупа извлечены были обе пули.

Не только Язык иногда не даёт солгать, но и фотобумага.  Даже пикселированная.  Фотоснимки детей они запретили, но вот какой трогательный piece of kitsch был помещён на той же «Стене памяти»:

Чучело

Идеальная метафора роли Рабина в истории!  Сломанная ветка живого дерева, вставленная в мёртвое чучело безглазого голубя.

* * *

Мне вновь вспоминается СССР и его общественные собрания в 30-х и 50-х годов -- когда одни весело и охотно, а другие холодея от страха выходили к столу с красной скатертью и произносили, что «нет и не может быть иного отношения» к троцкистско-бухаринским вредителям или к врачам-наймитам Джойнта и американского империализма.

Школьный учитель маленького Идо из Рамат-Авива или Рехавии, как когда-то его коллеги в СССР, видно, утешает себя мыслью:  «Идо умненький, он вырастет и сам всё поймёт;  а если меня уволят, кому от этого будет лучше?

Журналист и редактор кремлёвского вещания на Израиль Габриэль Вольфсон, всё понимающий, сравнительно честный политический комментатор, очевидно, рассуждает так же:  «Мой взрослый читатель не глупее маленького Идо, он пропустит ритуальную строку, подобно тому как советский читатель привычно пропускал в дельной статье абзац со славословием великому Сталину».  В своей умной, верной, нужной статье, которую он опубликовал на фоне очередного государственного ритуального камлания, он добавил:

Gabi Reduced

Правы ли они?

Наверно да...  А вообще-то у меня нет ответа на этот вопрос.

С одной стороны, вроде бы верно:  если стремительно возрождающийся Совок уволит Вольфсона с редакторской должности, то на его место поставят не безвредную механическую куклу Эллу Расткину (во-первых, потому что она дура, а во-вторых, потому что её можно заменить сделанным на питоне текстовым генератором), -- а какого-нибудь увёртливого Изю Шамира, который умеет калибровать слова применительно не только к генеральной линии, но и к аудитории и писать так, чтобы читатели из породы четвёртого сына ему верили.  А если редактором останется Вольфсон, он напишет максимально честную статью, насколько будет позволено, и всего-навсего добавит заклинание, которое привычный читатель понимающе пропустит.

Но с другой стороны, слишком тесны у нас рамки дозволенной честности.  Если слишком много повторять, что жизнь чиновника в высоком государственном чине дороже, чем жизнь сотни детей, если повторять это в тексте честной статьи, то по незыблемому количественному закону пропаганды читатели начнут соглашаться.

Уже соглашаются.

Дальше -- больше.  Вот уже они, глотатели пустот, не просто буркают ритуально, как осторожный Вольфсон, что «нет и не может быть ОПРАВДАНИЯ» тому, кто устранил чиновника, чтобы спасти детей.  Теперь уже молодые люди, не стесняясь, доносят начальству на сокурсника, который осмелился не аплодировать после слов о казни троцкистско-бухаринских вредителей.  Такому отщепенцу не может быть уже не только оправдания, но и ПРОЩЕНИЯ:
2015_10_28_14_37_11_NEWSru.co.il_Военнослужащего_отчислили 2

И снова всплывает ложно-философический вопрос:  можно ли причинить вред убийце, чтобы спасти жертву?  Традиционно и неоспоримо в еврейском народе есть сравнительно большой процент гуманистов, которые принципиально и искренне отвечают на этот вопрос НЕТ.

«Что бы там ни было, -- обычно скажет вам такой, -- одно я знаю твёрдо:  причинять человеку вред нельзя.  Что бы ни было.  Ни при каких обстоятельствах».

Или так:  «Кто поставил его судьёй?»  -- как скорбно проговорил в другой, очень похожей ситуации один достойный и честный человек, впоследствии заплативший жизнью за свою ошибку.  Правда, своей жизнью, а не чужими.

Нынешние же гуманисты, идеалисты, перфекционисты готовы, не колеблясь, собственноручно растерзать любого, кто не согласен с их гуманным идеалом.
Subscribe

  • Одни пожёвывают, другие позёвывают

    Но медаль всё-таки дают. А то как же. Только что на Каннском фестивале увенчали наградой «израильский» фильм, снятый при заботливом…

  • К светлому будущему!

    В числе материалов, открыто запрещённых на YouTube -- только самая зловредная крамола: ● «расистские» ролики (как, например, эти два), а также…

  • (недоуменное)

    Читаю у российского блоггера: «Европейский сут по правам человека обязал Российскую Федерацию отменить запрет на регистрацию однополых союзов,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments