akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Categories:

СМЕРТЬ ШАРОНА


            В одной из бурных дискуссий в форуме «Гуш-Катиф» Готтфрид задал вопрос одному из разгневанных диспутантов:  «Ты хочешь, чтоб он умер?»
            «Он» -- это Шарон.  Вопрос был почти риторический:  предполагалось, что «приличный» ответ на него может быть только «нет».
            В своём журнале он высказался на ту же тему ещё конкретнее: «...я думал, что есть границы, которых не переходят никогда... Тупая ненависть может прикрываться, чем угодно - даже кипой, но она остается ею...»
            Сказано не только несправедливо, но и нелепо.  Да, есть множество людей, которые ненавидят ( = очень не любят) Шарона.  Значит, их ненависть автоматически «тупая»?  Почему?  Просто потому, что слово «ненависть» -- некашерное в силу своей неэстетичности?  Но ведь оно всего лишь значит крайнюю степень неприязни. Испытывать «крайнюю степень неприязни» к Шарону -- нехорошо?  А к Абу-Мазену?  А к Сталину?
            Я не вмешался в ту дискуссию, потому что вопрос был задан не мне.  Но мой ответ был бы, без всякого лицемерия, именно таким, неполиткорректным:  да, я хочу, чтобы он умер.
            Более того: мне думается, что все те, кого шокирует такое желание (речь не о тех, кто лицемерит) демонстрируют какую-то странную для еврейского Форума атеистическую уверенность в том, что смерть -- это худшее, что может с человеком случиться.
            ...Написал и сам усомнился:  атеистическую ли?   Ведь даже с точки зрения атеиста можно было бы заметить, что смерть сейчас была бы для Шарона не самым худшим вариантом, -- а пожалуй, одним из неплохих.  А ещё лучше ему было бы умереть год назад -- кто скажет, что нет?!  Почему он не умер тогда, а прожил этот год?  В результате особой божественной милости?  Или наоборот, в результате страшной Божьей кары за какие-то былые прегрешения?  Этого мы не знаем.  (А если бы он умер ещё раньше, до строительства -- по его инициативе -- десятков поселений в Самарии, -- было бы это лучше для Израиля и для него самого?  Казалось бы, хуже... но кто знает?!  А если бы ещё раньше, до разрушения Ямита?  Или до основания партии «Шломцион»?  Знать ответ нам не дано).

            Как известно, в Первую Мировую войну Гитлер был простым солдатом.  И получил «Железный крест» за отвагу в бою.  А потом учился рисовать -- и учился очень неплохо.  Не Микеланджело, конечно, -- но и не бездарь:  крепкие, как говорится, добротные рисунки, выполненные с хорошим чутьём графической техники, дай Бог такую каждому преподавателю в «Бецалеле».  К чему я об этом вспомнил?  А вóт к чему:  если бы его жизненный путь завершился на том «железном кресте» или на тех рисунках -- было бы это плохо... ну я не говорю для человечества, -- но для него лично?  Или хорошо?

            «Желать кому-то смерти -- это не по-еврейски», заметила ЧелеСта в своём журнале.  Выходит, «по-еврейски» -- верить, что чем дольше проживёшь, тем лучше, что бы там ни было?  Сомнительное утверждение!  Впрочем, в этих словах ЧелеСты некая истина и впрямь есть:  действительно, желать даже очень плохому человеку смерти -- не по-еврейски, -- если под «еврейским» понимать не абсолютные ценности Торы, а определённый набор привычек, манер и расхожих взглядов (и даже ценностей), сформировавшихся за несколько последних сотен лет в диаспоре и сохранившихся до сих пор.  Одна из этих ценностей (воспринятая, кстати, современным западным атеистическим либерализмом) -- это абсолютная ценность человеческой жизни.  Поставьте эту абсолютность под сомнение, и нынешнее лицемерное «либеральное» общественное мнение немедленно причислит вас к лику ку-клукс-клановцев.  (А уж если называть вещи своими именами -- то дело не в ценности жизни как таковой, в прямом смысле, а только лишь в том, чтобы про эту «абсолютную ценность» ОБЪЯВИТЬ ВСЛУХ:  не зря ведь они такие решительные сторонники, как они выражаются, "права на выбор":  их пониманию «абсолютной ценности человеческой жизни» это ничуть не противоречит.)
            Но давайте взглянем на противоположное утверждение:   ценность жизни нации выше ценности жизни отдельного её члена.  Звучит очень некрасиво и очень цинично, не правда ли?  Куда приятней звучит знаменитая изящная и эффектная фраза Достоевского насчёт «слезинки ребёнка», которой не стоит всё Царство добра, ежели его возможно достичь только ценою этой слезинки!
            Но мы-то с вами понимаем лживость этих слов знаменитого моралиста-лицемера и жидоеда?  Или не понимаем?
            Мы-то -- согласны с горькой правотой «некрасивой» фразы?  Или нет?  Но если не согласны -- давайте потребуем, чтобы армия перестала отвечать на арабские атаки: ведь при этом создаётся риск для жизни отдельных людей.  Да и вообще, давайте распустим армию: ведь её существование заведомо предполагает, что можно рисковать жизнью одного (и даже не одного!) хорошего, честного, доброго, благородного, может быть талантливого человека -- солдата -- ради жизни нации?

            Ну а действия Шарона -- вредны или полезны для народа и государства?  Если отвлечься от каббалистического рассуждения насчёт того, что, дескать, «скрытый смысл каждого из событий нам неведом», если руководствоваться естественным для каждодневной жизни «common sense'ом», «пшутом», видимым невооружённым глазом «здравым смыслом», то ответ очевиден:  ОНИ ВРЕДНЫ.
            ЧелеСта!   Итамар-777!   Готтфрид!   Уалл!   Лепрекон!   Пожелаем Шарону здоровья и долгой жизни?  Чтобы он навредил нашей стране и нашему народу ещё больше?
            «Не радуйся, когда упадет враг твой, и да не веселится сердце твое, когда он споткнется», цитирует Итамар.   Да разве мы веселились, когда он «споткнулся»?  При чём тут вообще «радость» и «веселье»?  Человеческий разум вообще устроен таким образом, что ему неприятен и даже невыносим вид крови, смерти, страданий любого существа -- друга или врага, человека или животного (если, конечно, это не «разум» садиста-извращенца, или, скажем, какого-нибудь коммунистического выблядка вроде Мухонога, который любит, как он выразился, «кушать в морге».)  Когда во время «точечной ликвидации» метко пущенная ракета настигает убийцу, никто не «веселится», глядя на его обгорелый труп.  Мы просто знаем и помним:  лучше было ему умереть, чем не умереть.  Пусть даже не в его интересах -- но в интересах всех нас.
            Вообще-то я желал бы Шарону даже худшей участи, чем просто смерти:  я желал бы ему   предстать перед трибуналом,  а умереть (или дожить до 120 лет, это уже не имеет значения) уже ПОСЛЕ приговора, который осудил бы его за коррупцию, мошенничество, убийство, злоупотребление властью и умышленное предательство интересов народа, который однажды с надеждой и доверием вручил ему свою судьбу.


Subscribe

  • Тревога на половом фронте! Прогрессивные женщины между двух огней

    Заголовки месяца: "Нью-Йорк Таймс". Программная статья для сверки курса с генеральной линией. Перевод: «Я разорвал с ней отношения, потому что…

  • Заголовок месяца

    Самое смешное, однако, не в этом, а в озвученной ими причине: То есть чувак был якобы замечен без маски на улицах их грязной, бессмысленной,…

  • Заголовок месяца

    Моя любимая зарубежная страна. Нет, не Франция, и даже не Индия, а именно она -- la bella Italia. (Росси -- фамилия этого футболиста.)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments

  • Тревога на половом фронте! Прогрессивные женщины между двух огней

    Заголовки месяца: "Нью-Йорк Таймс". Программная статья для сверки курса с генеральной линией. Перевод: «Я разорвал с ней отношения, потому что…

  • Заголовок месяца

    Самое смешное, однако, не в этом, а в озвученной ими причине: То есть чувак был якобы замечен без маски на улицах их грязной, бессмысленной,…

  • Заголовок месяца

    Моя любимая зарубежная страна. Нет, не Франция, и даже не Индия, а именно она -- la bella Italia. (Росси -- фамилия этого футболиста.)…