akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Categories:

МИР В ОБМЕН НА ТЕРРИТОРИИ

6 сентября, 318 лет назад

            Шестого сентября 1689 года (в пересчёте на новый стиль) был заключён Нерчинский договор -- первый мирный договор между Российской империей и Китаем.  Делегацию с российской стороны возглавлял выдающийся дипломат того времени Фёдор Алексеевич Головин, который, как тогда считалось, добился блестящих условий договора.  Согласно Нерчинскому договору, между двумя империями провозглашался вечный мир, и Китай обязался беспощадно пресекать любые разбойные (или, как мы бы сказали сегодня, «террористические») вылазки против России: 
Решительно воспретить охотникам обоих государств переходить настоящим установленные границы.  Если один-два беспутных человека, самовольно перейдя границу, будут охотиться или разбойничать, то, схватив их, препроводить к чиновникам, управляющим теми местами, а местные чиновники, быстро разобравши дело тех бродяг, производят наказание.  Ежели, кроме того, свыше 10-15 человек, соединившись в шайку и взявши воинское оружие, будут охотиться, убивать людей, заниматься насилием или грабежом, то, непременно представив доклады государям, тотчас привести в исполнение смертную казнь (Статья 4).
В качестве ответного жеста доброй воли Россия уступала Циньской империи узкую полоску «ничейных» земель в верховьях Амура и ликвидировала там русские казачьи поселения.  По Статье 3 договора русское поселение  кфар-Албазин Албазин не переходило в собственность китайцам, а подлежало разорению до основания (буквальная цитата из текста договора).  При этом Поднебесная клятвенно обязалась не только прекратить вылазки против России, но и «не заселять Албазинские земли».
            Договор единожды и навсегда решал проблему  па  албазинских перебежчиков и улаживал вопрос об их выдаче (невыдаче) другой стороне.
            Как подобает мирному договору, он дозволял и приветствовал развитие торговли между подданными Российской и Циньской империй (Статья 5).
            Договор также -- совсем как в наши дни! -- определял порядок разрешения возможных пограничных и иных споров мирным путём (Статья 6). 
            Да, российской дипломатии было чем гордиться.  Девятнадцатилетний Пётр I щедро награждает Головина.
            Самым блистательным пунктом договора, включение которого в текст считалось особой заслугой Головина, полагали обязательство сторон аннулировать все былые претензии: стороны обязались
...не подвергать обсуждению прежде имевшие место различные старые дела (Статья 6),
признав их решёнными и закрытыми окончательно и навечно.
            Китайцы строго соблюдали положения Нерчинского договора, включая грозную Статью 4, в течение почти столетия:  вплоть до 1770-х годов никаких маньчжурских поселенцев в Приамурье не появлялось, а подданным ханьского императора из внеманьчжурского Китая было строжайше запрещено даже приближаться к Амуру ближе чем на 70 ли, под угрозой смертной казни через усекновение нижней половины туловища.
            В середине 1770-х годов ситуация стала постепенно, но однонаправленно меняться.  Уссурийское казачество, ослабленное, малочисленное и не имевшее военного (да и вообще конфликтного) опыта, стало подвергаться нажиму и планомерному оттеснению маньчжурскими и ханьскими поселенцами.  Китайские власти перестали грозить им казнью (какая казнь, ребята? да что вы, это же было сто лет назад!), потом перестали препятствовать, потом стали  содействовать.  По истечении последующих 50 лет оба берега Амура оказались заселены этническими китайцами, -- кáк подданными Поднебесной, так и теми, кто формально подданным китайского императора не числился.
            Разумеется, голоса, требовавшие удалить китайцев с российской территории, раздавались в России достаточно громко.  Но Поднебесная не зря ждала сто лет.  Восток умеет ждать.  В условиях тех лет конфронтация с Китаем была для России чрезвычайно нежелательной, а её исход грозил быть крайне неблагоприятным, и китайские власти понимали это превосходно.  Кроме того, китайские поселенцы были такие мирные, такие тихие, такие аполитичные.  Да и формальные основания выселить их были достаточно зыбки, ибо их китайское подданство было труднодоказуемо.
            Выбор у России был невелик и нелёгок.  Вступление в конфликт с Китаем в тот исключительно неудачный момент означал втягивание России в жестокий кризис -- казалось бы, несопоставимый с ничтожной проблемой китайских поселенцев.  Россия отложила решение проблемы «на потом».
            Это «потом» не наступило никогда.
            Полностью оттеснить китайцев за Амур с помощью тотальной, как теперь говорят, «этнической чистки» не осмелился даже Сталин, -- хотя попытку предпринял:  к концу его тридцатилетнего царствования русские вдруг оказались на левом берегу Амура в большинстве.  Впрочем, достигнуто это было известно каким способом.  Строительство гигантской железнодорожной трассы, которую в советской прессе деликатно называли «БАМ», но которая на месте называлась БАМЛаг, осуществлялось трудом миллионов заключённых.  БАМЛаг фактически состоял из нескольких десятков лагерей, растянувшихся от Байкала до Тихого океана.  Большинство мучеников, строивших «БАМ», навсегда остались в той земле, так и не выйдя на свободу, но многие выжили -- и были оставлены в окрестностях лагерей на вечное поселение.  Благодаря им и возникло вдоль всего северного берега Амура хрупкое славянское большинство.  К слову сказать, нелепая «Еврейская автономная область» тоже была частью этого демографического плана оттеснения китайцев, -- хотя, конечно, её роль была небольшой в сравнении с ролью сорока или пятидесяти страшных лагерей БАМЛага.
            Этой чудовищной ценой китайская этническая экспансия была приостановлена на тридцать-сорок лет (лишь однажды, в марте 1969 года, проявившись кратковременным пароксизмом на амурском острове Даманском), и возобновилась лишь теперь, поощряемая тяжёлым социальным кризисом в России.
            По многочисленным свидетельствам, сейчас во многих местах северного берега Амура китайцы медленно, но верно вновь (и теперь уже, по-видимому, навсегда) превращаются в этническое большинство -- подведя закономерный итог «блистательного»  мирного  договора 1689 года.

*    *
*


Другую заметку, -- казалось бы, совсем о другом, но в сущности, на ту же тему -- написал Shtepesach;  см. здесь.
Tags: Гуш-Катиф, Уроки истории
Subscribe

  • ТРИ ЛЮБВИ

    ‎ О грустном‎‎ ‎ Мне было 16 лет. Однажды ‎мама, придя домой, протянула мне книжку:‎ — В подарок. Тебе понравится.‎ На очень простой,…

  • ЕЩЁ РАЗ К ЦФАТСКОЙ ИСТОРИИ : - (

    СКАЗКА О СЛАВНОМ МУДРЕЦЕ, ИЗБЫТОЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ И ПЛАТОНИЧЕСКОЙ ЛЮБВИ Как-то раз славный философ Сократ прогуливался по улице и встретил…

  • КАЦРИНСКИЕ ЗАРИСОВКИ

    МИРНЫЙ ГОРОД Молодая репатриантка сажает неподалёку от своего дома кактус. Мимо проезжает полицейский автомобиль, тормозит: -- В этом месте…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments