akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Category:

«GOOD AS YOURSELF»

РАССКАЖИТЕ СВОИМ ДЕТЯМ О ГОМОСЕКСУАЛИЗМЕ

            Подзаголовок этой заметки не ироничен, а совершенно серьёзен.  Я действительно предлагаю читателям, у которых есть дети, рассказать им про то, что такое содомиты и чем они отличаются от остальных людей.

            Хорошо помню, как я впервые столкнулся с понятием «гомосексуализм».  Это слово было упомянуто в одной знаменитой книжке, которую вы все хорошо знаете.  Там был такой эпизодический персонаж:  Фима Сóбак, культурная девушка, которая знала много умных и длинных слов — в том числе то самое (ну, вспомнили?)
            Я тогда спросил у мамы, что это слово значит (её ответы порой были лучше и полнее, чем словарные), и получил ответ «не знаю».  (Это было — и посейчас остаётся — её любимым универсальным ответом на вопросы, на которые ей трудно или неприятно отвечать).  Я полез в энциклопедический словарь.  Словарь был советским, но хорошим;  во всяком случае, в детстве я его очень любил, и иногда читал просто так, с любого места, подряд.  Но в этом случае чопорный советский редактор поступил, как моя мама:  объяснение было в две строки и, к моему огорчению, оказалось абсолютно невразумительным.
            Но я чувствовал, что там в книге на этом слове построена какая-то очень смешная шутка — которую нельзя же было упустить!
            Даль и туповатый Ожегов молчали, большой энциклопедии дома не было, а из длинной и туманной статьи в библиотечной БСЭ я понял только, что это какая-то редкостная, не опасная для жизни, но неизлечимая болезнь.
            Позже я узнал, что люди, страдающие гомосексуализмом, целенаправленно преследуются советской властью, — и они получили у меня маленький аванс симпатии и сочувствия.  На этом моё «тинэйджерское» знакомство с вопросом и закончилось.

            Совсем по-другому предстоит знакомиться с этим, казалось бы, маловажным понятием детям сегодняшним.
            Особенно американским.  Но и израильским тоже, учитывая нашу маниакально-депрессивную склонность перенимать все новшества этой по-своему замечательной, но бестормозной страны.
            Несколько лет назад мне довелось жить в Нью-Йорке, и тогда-то я и впрямь узнал много нового о сегодняшних реалиях, связанных с гомосексуализмом.  Главным, осевым понятием этой реальности было новое слово, специально для такого случая выкованное в кузнице политкорректности и введённое в английский язык:  «гомофобия».  По буквальному греческому значению его составных частей можно было бы подумать, что это какая-то особенная страсть к разнообразию.  Но на самом деле нет:  дурацкое искусственное слово значит  «страх перед однополым совокуплением»,  или, по расширительному значению,  «неуважение к педерастии»,  или, по официозно принятому ещё более расширительному значению — «отказ признать, что половая переверзия это хорошо, и что она заслуживает одобрения со стороны общества и поощрения со стороны государства».

            Всё это вовсе не так смешно и гораздо более серьёзно, чем кажется на первый взгляд.
            Слово «гомофобия» несёт в себе такой же политический и репрессивный заряд, как в своё время слово «антисоветзм», — хотя и в значительно меньшей степени:  аналога знаменитых советских «70» и «190-прим» ни в Америке, ни в Израиле всё же пока нет.
            А между тем — вот реальный случай из жизни.
            17-летний датишный израильтянин поступил в NYU.  На первом курсе ему дали писать какое-то курсовое задание, по социологии, кажется.  Я не знаю, что было за задание, но это и не важно:  для нас имеет значение то, что в нём каким-то образом затрагивалась тема гомосексуализма.  И наш соотечественник простодушно написал, что не одобряет эту практику (или как перевести слово «lifestyle»?) по религиозным причинам.
            Религиозная свобода, как известно, один из главных американских идеологических столпов, ещё со времён «Мэйфлауэра», поэтому в такой реплике трудно было углядеть что-либо некашерное.  Но дальше произошло следующее.
            Добродушный профессор пригласил его в кабинет — и объяснил, почему ему следует переписать свой реферат, покуда никто не видел.  Профессорское объяснение начиналось словами «Если ты хочешь продолжать учиться в NYU...».
            Очень легко представить себе похожую ситуацию в советском университете брежневских или сталинских времён:  наивный провинциал пишет в курсовой работе, скажем, — что хорошо бы дать советским людям возможность знакомиться в библиотеках с трудами буржуазных философов, тогда и опровергать измышления капиталистов будет сподручней...  И мужественный профессор, точно так же позвав парня в кабинет, совершает маленькое и благородное должностное преступление:  вместо того, чтобы передать крамолу начальству, он с глазу на глаз возвращает листки молодому человеку со словами:  «Будем считать, что я ничего не видел.  А ты, если хочешь продолжать учиться в МГУ...»

            Муниципальный бюджет Нью-Йорка щедро платит за городские библиотеки.  Поэтому сеть библиотек охватывает весь огромный город.  В жилых кварталах Нью-Йорка нет такого места, откуда расстояние до ближайшей библиотеки было бы больше десяти кварталов.
            Что достойно особого упоминания — в отличие от правил игры в «самой читающей стране», нью-йоркские городские власти, платя по счетам, не требуют идеологического конформизма.  Библиотеки в значительной мере автономны, и выбор книг оставлен на усмотрение местной администрации (помню одну из библиотек, где полки были завалены марксистко-ленинской пропагандой: её директор был, очевидно, левак.)
            За двумя исключениями.
            Первое — в книжной коллекции должна быть соблюдена процентная квота негритянской «аффирмативной» литературы (больше заданного процента — можно, меньше — нет).
            И второе.  Как вы уже догадались — да-да, должно быть не меньше заранее установленного количества книг и журналов, посвящённых однополой «любви».

            Однажды я видел стенд в библиотечном фойе, где пригласительно были выставлены новинки, которые-де «нельзя пропустить». Одной из «нельзя-пропустибельных» книг была роскошно изданная  монография  в помощь родителям:  как беседовать с детьми о гомосексуализме и что говорить им, дабы они выросли здравыми и толерантными членами общества.
            Среди настоятельных рекомендаций (да что там рекомендаций — предписаний!) была, например, такая:  надо быть предельно осторожным с употреблением терминов boyfriend и girlfriend!  Нельзя употреблять эти слова применительно к будущему времени:  то есть, сказать мальчику «если в твоей новой школе у тебя появится girlfriend» — нельзя.  Оказывается, употребив это слово, вы подсознательно ущемите его свободный выбор: ведь мальчик мог бы захотеть, чтобы у него был boyfriend, а вы своим неосторожным словом насильственно создадите ролевую модель, в которой разнополая любовь может показаться предпочтительней!
            Это не всё:  если вы думате, что в таком случае можно обойтись нейтральным термином «significant other» (это такой непереводимый американский политкорректный термин, который обозначает «ЛИБО boyfriend, ЛИБО girlfriend»), то вы неправы.  Ведь наше реакционное общество в лице учителей, диктат литературной классики мёртвых белых мужчин, не говоря уже про  peer pressure  (Шишков, прости, не знаю, как первести) пока ещё склонно подразумевать под выражением «significant other» именно лицо противоположного пола.  Поэтому — поучает коллектив политкорректных мудрецов — сыну надо говорить только так:

«Если в твоей новой школе у тебя появится  boyfriend или girlfriend» —

— подчёркивая тем самым равнодопустимость и равновероятие этих возможностей.  Не забудьте только поставить слово boyfriend на первое место:  ведь под нажимом общественных стереотипов выбор чаще делается в пользу разнополой пары, — а значит, надо стараться по мере сил устранить перекос!
            Рекомендуется также, говоря о вашей собственной (родительской) семье, подчеркнуть, что она разнополая только в силу случайности, и что у него (вашего сына) при иных обстоятельствах вполне могла бы быть семья, где два папы или две мамы, как, дескать, у многих других детей.  И что это было бы ничуть не хуже.
            Про СПИД, разумеется, надо рассказать, что он представляет опасность для всех людей в абсолютно равной мере.  Беседуя с ребёнком о политике, надо подчеркнуть важность борьбы за освобождение угнетённых:  негров, женщин, мусульман и, конечно же, «геев».  Говоря на исторические темы, следует навести разговор на инквизицию и упомянуть, что слово “faggot” первоначально обозначало вязанку хвороста для костра, на котором жестокие клерикалы сжигали свободолюбивых учёных, писателей и гомосексуалистов...
            Иначе говоря, если у ребёнка есть хотя бы крошечная ментальная уязвимость для заболевания педерастической переверзией, «краткий курс» предписывает не упустить такую возможность и приложить все усилия, чтобы ребёнок стал гомосексуалом.

*    *
*
            Сегодня во всём западном мире главный объект педерастической массированной агитационной атаки — дети.  В одном только Нью-Йорке издаётся (за счёт налоговых денег!) ТРИ еженедельных газеты для педерастов, и нет в городе такой средней школы, рядом с которой не был бы установлен пресс-ящик для бесплатной раздачи этих газет.
            Впрочем, до недавнего времени газеты для гомосеков распространяли хоть и бесплатно, н всё же — не принудительно.
            На днях, однако, был поднят вопрос об обязательности гомосексуального обучения в средних школах.
            То есть — о включении «просветительских» книг о радостях однополого совокупления в общеобразовательные школьные программы!
            Несколько месяцев назад некий воинствующий педераст, директор одной средней школы в Массачусеттсе (а как же, где же ещё!) включил в список программных книг для второклассников — то есть для семилетних детей — сказку со следующим сюжетом.  Сердитая королева требует от своего сына, чтобы он женился.  Юноше этого не хочется, но он уступает настояниям злой матери и начинает знакомиться с невестами, фу, гадость.  Жизнь начинает казаться ему полной безнадёгой, но вдруг у одной из невест обнаруживается симпатичный брат с длинными ресницами и круглой попочкой.  Хэппи-энд.  Молодой принц радостно обнимает нового друга, ложится с ним, целуя в губы и не только в губы, а после акта немедленно объявляет, что нашёл себе самого лучшего, самого подходящего брачного партнёра.  Все рады и счастливы, в том числе строгая королева, которая (совершенно в духе соцреализма 30-х годов ХХ века) перевоспиталась и осознала, как хорошо, когда сын педераст.
            Школа приобрела сорок экземпляров этой дивной книги, где на обложке изображены два орально совокупляющихся мужика (pardon, принца), и раздала второклашкам домашние задания по ней.
            У американской публики, в сравнении с европейской, политическое самосознание развито очень неплохо.  Люди там склонны воспринимать плохое руководство не как Божью кару (как у нас), а как безобразие, легко исправимое при помощи суда или очередных выборов.  Группа родителей, чьим детям задали учить это переведённое с голландского языка творение, подали в суд.
            Судебная процедура в Америке — дело небыстрое.  Судебного решения пока нет, но можно с довольно высокой вероятностью предположить, чем закончится суд.  Это будет уже второй такой процесс в Америке:  в прошлом году несколько родительских организаций подали коллективный иск против другой школы в другом штате, которая организовала для семилетних детей ежедневный урок педерастии, не поставив родителей в известность — и проиграли дело.
            Между тем случай получил неожиданную огласку в связи с избирательной кампанией, которая сейчас, правда, ещё не в разгаре — но набирает скорость.
            Школьная администрация выразила уверенность в победе и заявила, что она не только не нарушила закон, включив в школьную программу эту книгу — но что она нарушила бы его, если бы НЕ включила её в список литературы для обязательного изучения:  дескать, законы Массачусеттса предписывают детским учебным заведениям рассказывать детям о существовании разных типов брака.

            Вскоре после этого, во время предвыборных дебатов в Нью-Гэмпшире журналист обратился к претендентам с просьбой высказать своё отношение к событию. Все три участника электоральных президентских дебатов поддержали решение школы.
            Приведу несколько цитат из их публичных ответов:

ДЖОН ЭДВАРДС [отвечая на вопрос, понравилось бы ему, если бы сказку о принце, нашедшем счастье в педерастии, велели учить в школе его собственным детям]:  «Да, безусловно.  Я не хотел бы, чтобы мои дети формировали своё мнение по этому вопросу под моим влиянием.  Конечно, во втором классе это может быть чуть-чуть трудновато, но и второклассникам должно быть рассказано про все имеющиеся [половые] возможности».

БАРАК ОБАМА:  «Моя жена и я уже объяснили нашим дочерям, которым 6 и 9 лет, что браки бывают однополые и разнополые.  Одной из задач будущего президента будет — прекратить раздувание страхов».

ХИЛЛАРИ КЛИНТОН:  «Как подходить к изложению этой темы, решать должны родители.  Но представляется очевидным, что важно помочь детям понять, что в мире есть много разного и непохожего.  Я думаю, что вопрос защиты прав педерастов [она употребила слово "gays"] и лесбиянок останется одним из важных вопросов нашей страны».
*    *
*
            Не верьте риторике левых пропагандистов, когда они, изображая наивность, восклицают, что никакой, дескать, парад не сагитирует человека стать мужеложником.  Цель у этих парадов другая.  Та же, что и у этих педерастических книжек и лекций для младшеклассников:  внедрить в подсознание детей мысль, что в половом извращении нет ничего ненормального, ничего постыдного, и что им можно и нужно гордиться.
            Во Франции на уроках в средней школе УЖЕ объясняют детям в рамках общеобразовательной школьной программы, что склонность к педерастии якобы напрямую связана с одарённостью, и даже задают на эту тему контрольные работы.  Правда, практических занятий по анальному мужеложству там, кажется, пока не проводят.  Но, видимо, этого ждать недолго.

N


            После столь длинного предисловия, перехожу, наконец, к коротеньким размышлениям, ради которых я и взялся писать эти заметки.
            Что говорить детям?
            Вашим детям.
            Я едва не написал «нашим детям», имея в виду всё следующее поколение нашей страны.  Но это было бы неверно: мы, к сожалению, пока не можем контролировать, чему учат «наших» детей, всех детей.  Увы, мы стоим перед фактом, что — хотим мы того или нет — разношёрстные педерасты в прямом и переносном смысле будут изливать на них яд своей лжи и пакостной пропаганды.  Им расскажут и про доброго мудрого дедушку, которого убил злой враг;  и про две вполне себе симметричные  накбы  двух народов;  и про два государства для них же;  и что, не отдав врагу часть страны, нельзя получить мира;  и конечно же, про то, что быть анальным гомосексуалистом — хорошо, почётно и очень cool.
            Всё, что возможно пока сделать (если не считать насильственного свержения власти) — это подготовить  своих  детей к противостоянию этой пропаганде.

            Я пишу сейчас импровизированную дневниковую запись, а не трактат по педагогике и даже не статью.  Поэтому все мои «предложения» — сырые, неотшлифованные и, видимо, спорные.  И я, конечно, вовсе не рекомендую принять их сразу к исполнению — только к обсуждению и критике.
            Бесспорным представляется лишь принцип:  должна быть выработана конструктивная тактика  противостояния педагогическим содомитам.
            Сделаем же это общими усилиями!  Сейчас её, такой тактики, не существует.  Единственный контр-аргумент, который в наши дни кое-как противопоставляют гомосексуальной агитации в школах — это аргумент религиозный.  А он не всегда убедителен, и не для всех родителей приемлем (а для светских семей ещё и вреден, так как неизбежно будет нести на себе отпечаток лицемерия).

*    *
*

            Итак, «мир разнообразен», «существуют разные люди и разные типы брака», «эротическая любовь проявляется у различных людей различным образом»,  — верно?

            Что ж, — начнём с этого и мы.

1.  У большинства людей, мой сын, есть склонность к соперничеству.  Иногда соревноваться приходится всерьёз:  сражаться с врагом, бороться за жизнь.  Или за успех.  Или, например, может произойти так:  тебе понравится какая-нибудь девочка, ты захочешь, чтобы она дружила с тобой, но она будет нравиться не только тебе, но и какому-то твоему однокласснику.  Тогда тебе придётся с ним конкурировать, — это нормально и правильно.
            Но часто бывает, что в соревновании нет нужды.  Но и тогда люди соревнуются:  только сражаются тогда они не по-настоящему, а в игре, которая лишь изображает сражение.  Ты, конечно, и сам не раз так поступал.  Например, бокс или шахматы:  это не настоящая драка и не настоящая война:  и то, и другое — игра.  В неё играют, чтобы сохранить и укрепить свой соревновательный дух.
            Но «мир разнообразен»:  существуют люди, у которых этого соревновательного духа нет.  В древние времена они погибали, а сейчас они либо делают всю жизнь одну и ту же однообразную работу и получают одну и ту же зарплату, либо вообще сидят дома и получают пособие по безработице.  Они, мой мальчик, good as yourself, не хуже и не лучше.  Просто они другие, не такие, как твои родители.
            А каким хочешь быть ты?

2.  Благодаря постоянному соперничеству, люди всегда представляют себе, кто из ближних сильнее их, а кто слабее.  И это хорошо:  это помогает лучше подготовиться к соревнованию с более сильным, увереннее чувствовать себя в соревновании с равным, а если понадобится — защитить того, кто слабее.
            Но «мир разнообразен»:  существуют люди, которые хотели бы участвовать в соревновании и побеждать, но боятся.  И тогда они, вместо того, чтобы соревноваться с сильными и помогать слабым, поступают наоборот:  трусливо подлизываются к сильным и обижают слабых.  А обидев слабого, они чувствуют себя победителями.  И считают, что их «победа» — good as yours, не хуже и не лучше.
            А как считаешь ты?

3.  Ты, наверно, заметил: когда у тебя радость — твои мама и папа радуются вместе с тобой, не так ли?  А если ты огорчён, если тебе больно — им тоже больно и тоже плохо.  Вспомни — наверно, и с тобой бывало такое:  ты увидел, как мама ушиблась, или как твой брат заплакал — и ты тоже почувствовал боль, и тоже захотелось плакать?  Это естественно:  когда нашему ближнему плохо,  — страдаем и мы.
            Но «мир разнообразен»:  существуют люди, у которых всё наоборот:  когда другому больно, им приятно.  Иногда они даже специально делают кому-то больно, мучают людей или животных, потому что им нравится видеть чужое страдание.  Для таких людей есть даже специальное название:  садисты.  А их душевная особенность — садизм — это не просто дурная черта характера:  это такая болезнь, которая по-научному называется  половое извращение.  Некоторые врачи считают, что эту болезнь можно вылечить — и действительно бывает, что вылечивают, хотя и редко.  Но в некоторых обществах её нарочно не лечат, а наоборот, стараются сделать так, чтоб она проявлялась сильнее.  Есть, например, такие страны, где каждый ребёнок, когда становится взрослым, должен ко дню своего совершеннолетия зарезать животное.  А взрослые следят, чтобы он это сделал сам, а не поручил кому-нибудь.  И внимательно наблюдают:  с удовольствием зарезал или нет.  А ещё были страны, где садистов брали на специальную работу, на которой надо было мучить арестованных людей.
            Садисты знают, что некоторые правительства и просто начальники ценят их жестокость.  Они гордятся ею и тоже считают себя нормальными, хорошими людьми, — good as yourself, не хуже тебя.
            А как считаешь ты?

4.  Если тебе как-то раз понравилась какая-нибудь девочка — вспомни, чем она в первый раз привлекла внимание?  Чаще всего — своими чертами лица.  Иногда — своей речью или голосом.  Иногда — своим смехом.  Иногда своим выражением глаз, а иногда — улыбкой.  Но, как бы там ни было, внимание привлечено к её лицу.
            Но «мир разнообразен».  Существуют люди, у которых всё получается наоборот:  у них симпатия и даже любовь возникает не при взгляде на лицо человека, а при взгляде на его зад.
            Это тоже половое извращение, только другое.  И называется по-другому:  тó называлось «садизм», а это называется «гомосексуализм».  У заболевших этой постыдной болезнью и любовь получается нелепая:  им уже хочется не поцеловать в губы любимую подругу — а поцеловать вместо девушки какого-нибудь дядьку, и не в губы, а в попу.  И поковыряться у него там.  Например, пальцем, или ещё каким-нибудь инструментом.
            Вот ты смеёшься, а зря:  ничего смешного нет.  И вообще, никогда нельзя смеяться над больными людьми.  Ты здоров и счастлив, а такой бедняга страдает позорной, отвратительной болезнью — которая к тому же оканчивается очень грустно:  никакой семьи у него не будет, — потому что какая же девушка выйдет за него замуж, если его и поцеловать-то невозможно (и в самом деле, как его в после этого целовать в те самые губы!)
            И это не единственная их беда.  Заболев гомосексуализмом, человек почти всегда вскоре заболевает и другой болезнью, которая называется «спид».  Это значит вовсе не «скорость», а совсем наоборот:  замедление жизни в теле.  Из-за этой болезни постепенно портится кровь, и лёгкие, и сердце.  Раньше от неё умирали за год-полтора, а теперь её научились немножко лечить, и медленное умирание может продлиться несколько лет.
            У нас в стране принято говорить про этих несчастных, что они ничуть не хуже других, что они good as yourself, טוב כמוך — чтобы не обижать их.  Отчасти это правильно: ведь они и так обижены жизнью.  У них не будет своих детей.  Представь себе:  как если бы мы с мамой остались одни, а тебя не было бы на свете!  Грустная была бы у нас семья!
            А как считаешь ты?

*    *
*

            Специальное дополнение для религиозных семей.

            Я не советую упоминать о каких-либо религиозных аспектах вопроса с самого начала:  это не усилит, а ослабит аргументацию.
            Зато потом, когда ребёнок, уже сформировавший этическую базу, узнáет, что его религия сурово запрещает педерастию, — это одновременно укрепит его уважение к религии и даст дополнительный аргумент для неприятия содомии.

            Не забывайте, что ребёнку предстоит не раз и не два встретиться в школе (и не только в школе) с агрессивнейшей пропагандой, объясняющей ему, что Бога нет, а религия это смешное старомодное мракобесие.
            К сожалению, вы не можете быть уверены, какие «тайные откровения» вашему сыну уже сообщили в его школе.
            Если вы опередили нашёптывателей, и процитировали ему Лв. 20:30 и 18:22, то впоследствии пропагандисты неплохо сыграют на этом:  одним из зол религии будет названа её «несправедливость» по отношению к несчастным педерастам, а сами «пидоры» получат ореол жертв фанатизма.  А следовательно — изначальное сочувствие и симпатию.
           Если же нашёптыватели опередили вас — то ваши слова могут упасть в заготовленную ими ловушку. «Значит, это правда! — может ошеломлённо подумать ребёнок. — Значит, Книга действительно жестока и несправедлива!  И действительно обижает самых лучших, самых прогрессивных, самых талантливых, и самых угнетённых членов общества!»
           ...В любом случае, я не уверен, что семилетнему ребёнку нужна книга Левит целиком и трактат Сангедрин.  Всему своё время.
           Пусть пока вместо рассказа о грозном религиозном запрете ваш сын или дочь услышит от вас ясное, однозначное и безапелляционное мнение, что  ни в одном душевном недуге нет и не может быть ничего хорошего.  И ещё — что поддаваться собственной болезни, вместо того, чтобы бороться с нею — неправильно и постыдно.
           Это прозвучит здраво, это будет убедительно, и это создаст в сознании ребёнка прочный защитный внутренний аргумент против  их  агрессивной пропаганды.  И вместе с тем — одним ударом нейтрализует довод лицемерных сирен политкорректности про «религиозную гомофобию», из которого по хорошо накатанной колее выводится тезис о «неправильности» Книги книг.

N




UPDATE

Этот постинг подвергся одновременной атаке трёх троллей. В течение всего лишь нескольких часов педерасты поместили тут около трёхсот комментариев с бранью, бессмысленными шумовыми репликами, грязью, и главное -- большим количеством огромных графических скрин-шотов, которые вызывали зависание "виндов" у тех читателей, у кого не очень мощный процессор и ограниченный запас оперативной памяти.

В конце-концов я вынужден был забанить одного из гомосеков (хотя очень не люблю этого делать) и удалить шумовые постинги всех остальных. К сожалению, вместе с мусором пришлось убрать и часть комментариев нормальных читателей; особенно это относится к тем, кто попытался вступить в полемику с троллями.

Прошу прощения у тех, чей коммент был невольно или по вынужденности удалён. Кажется, мне всё же удалось сохранить большинство реплик комментаторов, и я сейчас "запостил" их внизу (хотя и без юзерпиков авторов), по возможности в хронологической последовательности.

Благодарю читателей за понимание.

Акрав

Subscribe

  • * * *

    Что это за хрень? (из газеты "Завтра"). И это (Вчера их душили-душили...)

  • О суевериях

    Удаляю всё-таки. Бессмыслица, однако. ===================== P.S. Дорогой К., не обижайся, что я твои тонкие расчёты удалил. Но глубокие смыслы…

  • Са Нур!

    Глазам не верю. А Смотрич-то молодцом поступил. (Если правда, конечно.) Вот только вызывает удивление, что он вроде бы продолжает отбрыкиваться…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • * * *

    Что это за хрень? (из газеты "Завтра"). И это (Вчера их душили-душили...)

  • О суевериях

    Удаляю всё-таки. Бессмыслица, однако. ===================== P.S. Дорогой К., не обижайся, что я твои тонкие расчёты удалил. Но глубокие смыслы…

  • Са Нур!

    Глазам не верю. А Смотрич-то молодцом поступил. (Если правда, конечно.) Вот только вызывает удивление, что он вроде бы продолжает отбрыкиваться…