akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Category:

ЧЁРНЫЕ КАК שמאל



            Френд-лента принесла сегодня ссылку на статью — хорошую, добрую статью нашей соотечественницы nichkin об Игале и Ларисе Амир и их сыне.
            И всем бы вроде бы эта статья хороша, и сказаны в ней разумные, добрые вещи.  Но было в ней что-то, что вызвало у меня — при всём уважении к автору и солидарности с её позицией — ощущение подсознательного протеста.
            Ощущение это было вызвано не самóй статьёй.
            А тем, что наше общество видит в них, в таких статьях, нужду.  Тем, что комментаторы — среди которых присутствуют почти все мои уважаемые «френды», — отметили эту статью как нужную, важную, необходимую.

*    *
*

            Отвлечёмся немного от темы.

            ...Жарким и сухим июньским вечером 1614 года укрывшаяся на Медвежьем острове посреди лесистых берегов Яика царица Марина Юрьевна (в девичестве Мнишек) вместе со своим горячо любимым сыном Иваном была выдана своими бывшими сторонниками и схвачена стрельцами и яицкими казаками.  Оба были связаны верёвками и отправлены под усиленной стражей стрельцов в Астрахань, а спустя две недели — в Москву.  Вскоре после того, как их, полуголых, скованных и связанных, доставили в столицу, состоялся быстрый и решительный суд.  Марина была заточена в монастырскую темницу навечно, а Иван приговорён к смертной казни через повешение, и немедленно после оглашения приговора выведен на казнь.
            Возле Серпуховских ворот была установлена специальная детская виселица.  Её изготовили так, чтобы было соблюдено верное соотношение высоты её и ширины с пропорциями маленького тела, и чтоб эстетическое чувство зрителей не было оскорблено негармоничной несоразмерностью.  Четырёхлетнего Ивана Дмитриевича, по малолетству ещё не понимавшего, что он претендент на русский престол (а может быть и того, чтó с ним собираются сделать), ввели на помост, и палач в шёлковом красном плаще выкликнул вместо настоящего его имени, данного ему при рождении, срамное прозвище, налепленное на него правительством Михаила Фёдоровича Романова:  «Ворёнок».
            «Ворёнку» завязали за спиной руки и, прежде чем накинуть на мальчика петлю, его поставили на скамейку, чтобы он был лучше виден народу.

            Говорят (и пишут до сих пор), что маленький Иван представлял угрозу для русской государственности.  Так это или нет, мы не знаем.  Но это и не важно:  допустим, что да, представлял угрозу.  И ещё представьте себе, что вас, сегодняшнего, перенесли в Москву той поры.  И если вдобавок допустить, что тогда существовала бы некая либеральная газета и вы бы в ней работали, — вообразите, что редактор поручил вам написать статью и убедительно разъяснить, что казнить маленького Ивана было неправильно.
            Такое задание вполне могло поставить вас в тупик.  Кому и как объяснили бы вы, что ребёнка казнить не надо?  Какие аргументы привели бы?  Их не существует, таких аргументов, — кроме разве что самых вульгарных, апеллирующих к целесообразности (но ведь нужны-то не они).  Убеждать не надо того, кто понимает и так, и никакие доводы не подействуют на того, кто не понимает.

            Ах какой прогресс совершила общественная нравственность за четыреста лет!  Не припомню, чтобы у нас публично обсуждалось в прессе, даже левой, следует ли казнить детей:  предполагается, что нашей гуманной публике ответ ясен и так:  нет, мол, нельзя.  Теперь обсуждается всего-навсего вопрос:  допустимо ли гражданину и гражданке имярек, провинившимся перед действующими властями, позволить иметь ребёнка.  И не будет ли недопустимой жестокостью по отношению к этому ребёнку позволить ему родиться у таких неправильных, антигосударственных родителей.
            Уважаемая nichkin попыталась их, этих дискутантов, образумить.
            Но, конечно, это не помогло:  наоборот, дискуссия стала набирать новые обороты.

            Когда я читаю сейчас, как взрослые дяди с серьёзным видом объясняют еврейским читателям, что маленький Инон Элия Шалом имел право на рождение, потому что действующее законодательство не предусматривает (и тут не меньше дюжины ублюдков добавили слова «к сожалению») соответствующего запрета, — когда я читаю это, я невольно вспоминаю, как в своё время Жаботинский, обращаясь к влиятельным неевреям Европы, на полном серьёзе приводил такой аргумент в пользу воссоздания еврейского государства:  дескать, для каждого народа его государство — это лаборатория, в которой он создаёт систему социальных отношений;  если у еврейского народа нет такой лаборатории — как же он сможет создать общество социальной гармонии, которое послужит примером остальному человечеству?!
            Счастлив был Владимир Евгеньевич, что не дожил до наших дней.  И не увидел, что нравственное правосознание, характеризующее нашу прогрессивную  интеллигенцию  в начале третьего тысячелетия, мало чем отличается от миропонимания, присущего московской черни XVII века.

            Имеет смысл разобраться, чем вызвана эта незатухающая ненависть левацкого стада к Ларисе и Игалю, возвращающая нас в европейское почти средневековье.  Может быть, это всего-навсего старое доброе пацифистское неприятие убийства, лишь принявшее уродливые формы?
            Ничуть:  когда отбывающий своё благоустроенное пожизненное заключение араб, растерзавший пятерых девочек, осеменяет в тюрьме обеих жён, найденных для него саудовскими феодалами, никаких возражений, ни даже неодобрительных замечаний, со стороны нынешних «протестантов» не поступало.
            А нынче — засуетились.
            О, как они все засуетились!  Написал заметку гуманный avva, у которого Лариса вызывает «жалость и грусть» (но не потому, что публицисты, подобные ему самому, обливают её грязью и слизью в «газете для думающих людей», а потому что она родила неправильного ребёнка от неправильного мужа);  отметился ДимРуб, (которому, видимо, не по себе от мысли, что какая-нибудь очередная из наших государственных или частных мерзостей обойдётся без его одобрительной реплики);  отвлёкся от своей тель-авивско-гомосексуальной тематики журналист 9-го телеканала gay_gomel, спеша присоединиться ко мнению своего собрата ddoubov, который, надувая щёки, глубокомысленно рассуждает:  «Имел ли право Игаль Амир завести ребёнка?  С юридческой точки зрения - да».7.21 КБ 3.15 КБ
            Частично ответил на вопрос о причинах их неугасимой ненависти всё тот же партнёр Гея Гомеля, г-н ddoubov, который написал так:  «В Израиле нет закона, определяющего как власть должна вести себя с тем, кто убил премьер-министра. В Израиле есть закон, определяющий как власть должна вести себя с тем, кто убил человека [,...поэтому] никакого исключения по отношению к Игалю Амиру, к сожалению, быть не должно.»
            Заметьте, он не написал «должна наказывать строже»:  он написал «должна вести себя» по-другому.  Куда уж яснее:  к убийству начальства надобно относиться не так, как к убийству не-сановного гражданина.
            Он пишет это не для того, чтобы эпатировать публику.  Наш цивилизованный дикарь  верит  в то, что пишет.  (А для сравнения вспомним, что уже в кодексах Ману и Хаммурапи, не говоря уже о «Русской правде», — хоть и сохранялся принцип сословного неравенства перед законом, были сделаны первые шаги, ведущие прочь от этой концепции).
            Один из сторонников бескомпромиссной беспощадности к Игалю, уже упомянутый патентованный гуманист avva, видимо, в душе понимает всю мерзость защищаемой им позиции — поэтому торопится привести как бы от своего имени аргумент, которого ждёт от оппонента (старинный, испытанный многими поколениями лжецов бесчестный полемический приём):  «И даже внутри "одной статьи" убийцы получают очень разные сроки в зависимости от обстоятельств дела, по решению судьи»...  Будто бы уж «обстоятельства дела», — тёмного, грязного и запутанного, — обнаруживают в Игале Амире бóльшую меру злодейства, чем в арабе, который зарезал доверчивого таксиста, чтоб забрать его заработанные тяжёлым трудом деньги!
            — Если бы мой отец оказался главным осуждённым на процессе о политическом покушении — задушевно делится своими мыслями ddoubov — я бы отказался от такого отца, сменил бы имя и фамилию и навсегда уехал за границу.
            — Я тоже! — немедленно отозвался  gay_gomel.
            — И я! — написал lord_k.
            — И я! — написала «аполитичная» (так она назвала себя сама) drabkina (и тут же странным образом сослалась на вот эту заметку совершенно противоположного содержания, добавив, что она с ней тоже согласна (hello, Mr. Orwell).
            — И я! — поторопилась отметиться прогрессивная журналистка всё того же прогрессивного 9-го канала Ана Шулик.

            Почтение к власти.  Пиетет к пахану.  Благоговение перед «первым среди равных».
            Да существует ли черта, которая сильнее, чем это рабье благоговение, объединяла бы всех леваков, которые традиционно числятся в сторонниках «свободы,   р а в е н с т в а   и братства»?!  И которые неизменно, во всех странах и во все эпохи, выдвигают из своей вязкой среды разнокалиберных вождей, вождиков и вождишек и окружают их чёрным кольцом цепных обожателей, защищающих право вожака распоряжаться по своей воле жизнями «низших» — и карать непокорных, не обращая внимания на закон.


Tags: левые
Subscribe

  • КИНОКЕФАЛЫ И ДРУГИЕ

    Жаль, что ЖЖ так свернулся. Какие диковинные звери в нём водились живьём, да и посейчас немножко осталось! Сколько изумления подарил он! Сколько…

  • СКОЛЬКО ИХ? КУДА ИХ ГОНЯТ?

    Товарищи из «Гаареца» (и не только оттуда; какой-то верблюд, например, тоже вякнул →) торопятся разрекламировать очередное научное открытие,…

  • ИЗРАИЛЬСКИЙ ДЕТИНЕЦ

    В старину в Европе — и не только в Европе — существовал жестокий обычай: при строительстве большого дома, а особенно укреплённого замка…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • КИНОКЕФАЛЫ И ДРУГИЕ

    Жаль, что ЖЖ так свернулся. Какие диковинные звери в нём водились живьём, да и посейчас немножко осталось! Сколько изумления подарил он! Сколько…

  • СКОЛЬКО ИХ? КУДА ИХ ГОНЯТ?

    Товарищи из «Гаареца» (и не только оттуда; какой-то верблюд, например, тоже вякнул →) торопятся разрекламировать очередное научное открытие,…

  • ИЗРАИЛЬСКИЙ ДЕТИНЕЦ

    В старину в Европе — и не только в Европе — существовал жестокий обычай: при строительстве большого дома, а особенно укреплённого замка…