akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Categories:

Снова о том же (продолжение предыдущего)



            Если собрать воедино доводы, которые приводят сторонники партии «Хазит» (не считая уважаемой Нехамы[*]), то сводятся они к следующему:
  • Надоели политики-оппортунисты, потому что оппортунист по определению обманщик.

  • Надоело голосовать за компромисс, потому что тот, кто признаёт для себя допустимым маленький компромисс, кончает большим предательством.

  • Надоели политики, пытающиеся понравиться всем, потому что в результате они обманывают всех.

  • Надоели политики, участвующие в грязных политических играх и интригах, хочется большого и чистого, -- ну, на худой конец, чистого и маленького;

  • Надоело  мне  голосовать за кандидата, который менее честен и принципиален, чем я сам.

  • Так пусть же я отдам свой голос тому, кто:  1)говорит то, что думает;  2)не запятнал себя ни одним компромиссом ни с врагами, ни с оппозицией;  3)обещает, что ни на йоту не поступится принципами ни при каких обстоятельствах.

  •             Аргументы вроде бы не лишены резона.  Но всех тех, всех без исключения, кто приводил их мне письменно и устно, неизменно ставил в тупик мой простой вопрос:  чего КОНКРЕТНО вы ожидаете от Марзеля?  Допустим, он проходит электоральный барьер и попадает в парламент.  Давайте допустим даже, что он получит 10 мандатов.  Какого положительного результата вы ждёте?  Что последует за его электоральной победой?
                На этот вопрос звучали пока одни лишь растерянные бестолковые ответы, вроде:
    -- «Он будет служить примером» (кому?  Кадиме? Бенни Элону? лунатикам из ЯТ?);
    -- «Он озвучит идеи правого лагеря» (а что, вне Кнессета «озвучить» их труднее?)
    -- «В парламенте будет по крайней мере один не вор и не мошенник» (в том смысле, что ли, что 119 воров украдут суммарно меньше, чем 120, и это не может не радовать?)
    -- «Он легитимизирует правую идеологию» (среди кого? уж не среди левого ли лагеря?  намного ли «легитимизировало» в ваших глазах идеологию Хамаса присутствие в парламенте тов. Тиби и тов. Бшары?)
    -- «В случае силового равенства «правых» и «левых» он затруднит возможность манёвра во вражеском лагере» (а в дружественном?  нешто развяжет руки?)
                Иначе говоря, надежды на Марзеля сводятся практически к тому, кáк он будет выглядеть, звучать и пахнуть, какой он будет честный и как будет выгодно контрастировать с мошенниками.  Роль Хазита изначально предполагается пассивной, «мебельной»:  его сторонники готовы готовы голосовать не за его борьбу, не за предполагаемые действия, а лишь за его  присутствие.  Можно ли вообразить надежду-минимум более куцую?
                И действительно:  для того, чтобы осуществить все вышеперечисленные надежды избирателей Марзеля,   делать  ему ничего не понадобится, достаточно просто неподвижно сидеть с брошюркой «идей правого лагеря» в руках.  Китайскому императору, как известно, не нужны очки:  он предназначен не для того, чтобы куда-то смотреть, а для того, чтобы подданные смотрели на него.
                Сам Марзель понимает это превосходно.  Не зря главный (то есть единственный осуществимый в рамках его тактики) пункт его обещаний таков:  «Я не откажусь ни от одного пункта своей программы ни при каких обстоятельствах.  Я не пойду на компромисс ни в чём.  Я не пойду в коалицию ни с кем».
                Таких претендентов на пост китайского императора в Израиле сейчас три:  Марзель, Грин и Кляйнер (который в своей политической программе ничего не сообщает о своих конкретных планах, но зато рассказывает нам, малограмотным, что представляет собою Эрец-Исраэль).
                Увы, у нас сейчас соотношение сил между конфуцианцами и древорубами -- не такое, как в Поднебесной.

    *            *            *


                Откликнувшись на мою статью, написал ответ в двух частях Ленский, глава «русского сектора» Хазита.  Вся первая часть своего ответа -- это попытка провести аналогию между Марзелем и равом Кахане.
                Аналогии, однако, не получается  -- потому что отсутствует сходство в  главном. 
                Кахане был бунтарь и революционер, он был деятельный, активный, провоцирующий человек;  в Америке он создал шумную «Еврейскую Лигу Обороны», всколыхнувшую унылое болото синагогальной рутины и взбесившую Советский Союз (который прежде не снисходил до полемики с евреями).  В Израиле он сумел дать пощёчину левому эстаблишменту, шокировал публику своими скандальными высказываниями, в которых тем не менее содержалось немало правды и на которые поэтому трудно было возразить;  вызвал симпатии в совершенно неожиданных кругах, включая даже некоторых арабов;  раздразнил и посрамил «красных» и «розовых», которые на его фоне потеряли свой патентованный «имидж» революционеров и стали напоминать объевшихся номенклатурных мещан.
                Не то Марзель. Он (при всём уважении к тому факту, что он живёт в Хевроне), -- сам  консерватор и буржуа.  Он не только не создал и (даже не возглавил) никакого «ударного отряда», как Кахане, -- но наоборот, заранее обещает, что, будучи избран в парламент, не станет делать там ничего, дабы не замарать свои белоснежные ризы и свои кашерные персты грязной политикой.

                Любопытно отметить, что, говоря о Кахане, Ленский рассказывает о самой большой его ошибке и самом большом поражении -- как о некоей особой заслуге!  По словам Ленского, эстаблишмент Маараха[**] предложил раву Кахане коалиционный союз (за который, естественно, пришлось бы заплатить некоторыми уступками тактического характера.)
                Я не знал об этом предложении -- и мне оно кажется почти невероятным.  Но, наверно, Ленский знает, о чём говорит.
                Кахане отказался.
                Пожалуй, если бы об этом «принципиальном поступке» было рассказано в качестве аргумента в пользу того, что данного рава хорошо бы, мол, пригласить сделать мне хупу -- это было бы уместно и убедительно.  Но ведь Ленский говорит о том, кто пошёл делать большую политику!
                Политическому деятелю представилась возможность сдвинуть замшелую скалу и, может быть, повернуть колесо истории в новом направлении.  Он отказался.  По утверждению Ленского -- отказался из принципа.
                В жизни встречается немало ситуаций, когда соблюсти принцип, соблюсти его любой ценой -- единственно правильный шаг.  В политике такие ситуации тоже бывают.  Бывают -- но нечасто.  Потому что политические задачи и цели всегда состоят в достижении практического результата, или, условно говоря, победы:  не метафорической «победы духа», а реальной, зримой победы, заключающейся в конкретной, жизненной, осязаемой действительности.  Некая «нравственная победа» жертв Бабьего Яра над нацистскими палачами (о которой так любят у нас говорить), к сожалению, в политике победой считаться не может.
                Меир Кахане проиграл.  Он пошёл на принцип не вовремя -- и эстаблишмент перехитрил его.  В результате дальнейшая политика нашей страны стала определяться уже без Кахане.  И без участия выразителей той национальной, государственной идеи, которая -- по мнению многих, в том числе самогó Ленского -- была на взлёте.
                Если партия «Хазит» видит в этой роковой ошибке Кахане и в этом его главном поражении всей жизни пример идеальной вершины, достигнутой на политическом поприще, если она видит тут образец, к которому надо стремиться -- то не значит ли это, что ей пора задуматься о смысле своего существования?
                Во втором ответе Ленского (где говорится уже конкретно про Марзеля, а не про Кахане) не содержится ничего, кроме уточнения некоторых мелочей и повторения всё тех же тезисов.  Почти ни на один из моих аргументов он не ответил.  Лишь на замечание, что некий законопроект в формулировке Марзеля принесёт пользу только  врагам  -- Ленский отвечает:  «Самое главное - правильная формулировка, не позволяющая применить этот закон против выселенцев и сопротивленцев из Гуш-Катифа...»  Дескать, всего-то и делов -- как-нибудь получше переформулировать.  Простите, но  кто  должен формулировать Марзелю законопроекты?  В парламенте ему будут противостоять отнюдь не старшие братья, и даже не дружественные противники, которые научат и поправят, а истинные враги, опытные акулы, вроде Бейлина, Ольмерта, Ахмеда Тиби.  Если этот «законодатель» предложит закон, который объективно поможет  их  политике, -- они не станут «правильно переформулировать», а поторопятся добиться принятия того, что предложил незадачливый враг.  Когда создавалась ООН, Советский Союз то ли сгоряча, то ли со страху потребовал, чтобы у постоянных членов Совета Безопасности было право вето.  Ошеломлённые американцы, не ожидавшие такого подарка, охотно согласились (конечно, поломавшись для порядка).  В результате Советскому Союзу в течение последующих 50 лет пришлось довольствоваться очень, очень урезанными возможностями  легального  влияния на международную обстановку.  Если юридически неграмотный Марзель станет таким же манером бороться за наши интересы -- право же, пусть лучше не борется за них вообще.

                По сути, обобщил и чётко сформулировал все аргументы сторонников голосования за Марзеля вовсе не член ЦК партии «Хазит» Ленский, а беспартийный Саша Непомнящий, в своей статье (обязательно читать здесь).  Я отвечу ему следующей метафорой.

                Допустим, ты решил построить себе дом и ищешь архитектора.  Рассмотрел несколько десятков кандидатур, выбрал троих финалистов.  У каждого из них свои особые достоинства -- и свои недостатки.
                ПЕРВЫЙ.  С ним ты замечательно нашёл общий язык.  Ему не потребовалось выяснять твои вкусы и подлаживаться под них, потому что, как оказалось, твои полностью совпадают с его собственными.  Он превосходно и с полуслова понял твои потребности и нужды твоей семьи -- тем более что у него самого, как выяснилось, есть семья точно такой же численности и состава, и он намерен строить себе самому точно такой же дом.
                Правда, неизвестно, умеет ли он договариваться с контракторами-«кабланами» и смежниками, потому что ему пока не приходилось делать это.  Нельзя сказать, что он совсем уж не подозревает об их существовании:  он о них слыхал и читал, и даже уверяет, что будет руководить ими твёрдой рукой и немедленно разорвёт отношения с каждым, кто попытается отклониться от его проекта хоть на миллиметр.  (Впрочем, он не уточняет, что он станет делать, лишившись имеющихся строителей и не располагая другими кандидатурами, -- но ведь это мелочи, решаемые в рабочем порядке, не так ли?)
                К сожалению, он не «технарь», а стопроцентный «гуманитарий». Он не знает -- и принципиально не хочет знать -- ни инженерного дела, ни «кодов» (которые в России называются «снипы»:-) :-) :-) [***], поэтому очень велика вероятность, что его проект может попросту оказаться неосуществимым, -- и тогда вся работа пойдёт насмарку.  Честно говоря, эта вероятность близка к ста процентам -- но он сам уверяет, что его честность, принципиальность и главное -- прямолинейность преодолеют все невзгоды.

                ВТОРОЙ. У него репутация не архитектора-эстета, а архитектора-коммерсанта.  Он превосходно умеет договориться с подрядчиками и поставщиками, умеет найти наилучший вараинт соотношения цена/качество, знает, где можно заказать незадорого хорошие материалы.  Умеет, когда нужно -- поулыбаться, прикинуться овечкой, а когда надо -- приложить нерадивому подрядчику по шее.  При таком архитекторе никакой «каблан» не осмелится воровать твои стройматериалы или завышать стоимость выполненных работ.
                Правда, его не беспокоит ни этическая, ни эстетическая сторона дела.
                Конечно, он не даст подрядчику обокрасть тебя -- но где гарантия, что он сам не завезёт часть оплаченных тобой дорогостоящих материалов на строительство своего собственного дома?  Ведь есть подозрение, что он может, если потребуется, и сам сжульничать, да так, что никто этого не заметит.
                Ещё меньше его заботит красота проекта.  Его художественный вкус далеко не идеален.  Правда, он уверяет, что сделает всё сообразно со вкусом заказчика, но ты видишь, что это вряд ли ему удастся:  например, он уже успел предложить тебе снизить стоимость строительства, облицевав фасад пластмассовой плиткой (вроде такой, какую используют в общественных уборных), вместо предполагавшегося тобою иерусалимского камня.

                ТРЕТИЙ . Его художественный вкус, честность и профессионализм не подлежат сомнению!  Он даже знает некоторые основные «снипы»!  Правда, его представление об идеальном доме не совсем совпадает с твоим, но он уверяет, что, будучи опытным профессионалом, знает лучше тебя, что именно будет для тебя хорошо, а что нет.
                Особенный предмет его гордости -- тот факт, что он единственный из трёх, кому хорошо знакома кáк художественная, тáк и инженерная сторона дела, поскольку его архитектурный стаж -- 50 лет.
                Правда, за это время ему не удалось построить ни одного дома.  Но он уверяет, что виною этому -- объективные причины, а вовсе не свойства его личности.  В доказательство этого он может предъявить свои собственные замечательные проекты (все -- неосуществлённые), а кроме того, свидетельства своего участия в многочисленных проектах других архитекторов, где он принёс бесспорную, объективную пользу в роли курьера, чертёжника, а также вдумчивого и наблюдательного архитектурного критика.
                Думаю, не требуется пояснений, кто из трёх -- Марзель, кто -- Либерман, а кто -- архитектурная фирма «Mafdal & Moledet Incorporated» под руководством Бенни Элона.
                Я ещё не знаю, кого из архитекторов я предпочту, -- да, выбирать между №2 и №3 горько и противно (вариант №1 не в счёт, это не выбор, это выброшенный голос).  Выбирать меньшее из двух зол -- плохо, неприятно и зачастую унизительно.  Но бывают случаи, когда такой выбор сделать необходимо.  Это те случаи, в которых, если мы не сделаем выбор, его сделают за нас другие.  И вот тогда-то те, кто делает наш выбор за нас, могут выбрать для нас некое  третье  зло, -- то, которое будет злее, чем оба предыдущих, вместе взятые.
                Многие избиратели в лагере государственников -- в отличие от леваков -- упрекают своих кандидатов в недостаточной твёрдости, недостаточной принципиальности.  Однажды они свалили «недостаточно принципиального» Шамира, в другой раз -- избрали «твёрдого» Шарона.  В этот раз валить некого, но можно во имя принципиальности распылить голоса -- и получить в награду за свою принципиальность клептократию Кадимы.  По-моему, беда государственников не в «недостаточной принципиальности», а наоборот, в недостаточной гибкости и терпимости, в том, что они вечно враждуют между собой.  Враждуют даже В УЩЕРБ СВОИМ СОБСТВЕННЫМ ПАРТИЙНЫМ ИНТЕРЕСАМ.  Враждуют даже В УЩЕРБ ИНТЕРЕСАМ СТРАНЫ.  И всё это -- во имя принципиальности!  Ты говоришь, что тебе надоело голосовать «за наименее вонючую партию, зажимая нос».  Но с запахами не всё так однозначно.  Да, ШАС попахивает арабской чайханой, НДИ -- супермаркетом с отделом свининки, ИЛ -- тухлятинкой, ЯТ -- меа-шеаримской лавкой с праведным сертификатом кашрута в витрине и тараканами внутри.  Всё это очень прискорбно.  Но если мы, осерчав, станем «принципиально» голосовать за разношёрстных продавцов благовонных хевронских трав, «из принципа» изымая свои голоса из небогатой общей кассы, то -- по нынешним объективным обстоятельствам -- у власти неизбежно окажутся дезодорированные мясники под чистой и нарядной вывеской, которые при наличии спроса не упустят случая торгануть человечиной.


    П Р И М Е Ч А Н И Я

    [*] Не спорю, что доводы Нехамы, в отличие от моих, неопровержимы в принципе.  Обычно они не отличаются от заклинаний левых «миротворцев», -- только с противоположным знаком. Она, как всегда, не нуждается в смысловых аргументах, -- словно нантская монахиня, которой не нужны доказательства, чтобы веровать, что младенец Иисус был католиком и добрым французом, а пришлые евреи распяли его за то, что он защищал палестинский народ.  «Чем больше усилий вы прилагаете, чтобы доказать неправоту некоей истины -- объяснила она здесь -- тем больше я убеждаюсь в правоте этой истины», -- причём убедительность или неубедительность самих аргументов не имеет значения в принципе.  И действительно:  ни аргумент «мир с арабами настанет, если мы отступим к линии прекращения огня 1949», ни знаменитый аргумент коммунистов «учение Ленина непобедимо, потому что оно верно», ни ещё более славный аргумент Тертуллиана «credo, quia absurdum est» (верую, потому что нелепо) опровергнуть невозможно.
    [**] Моя описка.  У Ленского речь шла об эстаблишменте не «Маараха», а «Ликуда.  Впрочем, всё равно звучит невероятно.
    [***] «Коды» или «снипы», -- точнее, СНиП’ы -- «строительные нормы и правила» -- технические ограничения, обусловленные современными нормами безопасности (с учётом существующей и постоянно меняющейся реальности), а также объективными свойствами материалов, применяемых в строительстве.  В современных условиях никакое достаточно сложное здание (тем более многоэтажное) не может быть построено без учёта этих норм.

    Tags: Пикейный штреймл
    Subscribe

    • ПРОГОВОРКА:-)

      «Иногда мы хотим солгать, а Язык нам не даёт.» ( ©) Верность этого меткого и замечательного наблюдения подтверждается довольно часто. Вот…

    • Подстава:-)

      Интересно, а пытался ли кто-нибудь провести закон, по которому депутатская должность была бы обусловлена каким-то юридическим минимумом в пределах…

    • Советская власть, ремейк

      Скромный ремейк, мягкая версия. Без казней и лагерей, без прописки и выездных виз, без запретов на информацию из-за рубежа, на путешествия и на…

    • Post a new comment

      Error

      default userpic
      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 20 comments

    • ПРОГОВОРКА:-)

      «Иногда мы хотим солгать, а Язык нам не даёт.» ( ©) Верность этого меткого и замечательного наблюдения подтверждается довольно часто. Вот…

    • Подстава:-)

      Интересно, а пытался ли кто-нибудь провести закон, по которому депутатская должность была бы обусловлена каким-то юридическим минимумом в пределах…

    • Советская власть, ремейк

      Скромный ремейк, мягкая версия. Без казней и лагерей, без прописки и выездных виз, без запретов на информацию из-за рубежа, на путешествия и на…