akrav (akrav) wrote,
akrav
akrav

Category:

КАЦРИНСКИЕ ЗАРИСОВКИ



МИРНЫЙ ГОРОД
            Молодая репатриантка сажает неподалёку от своего дома кактус. Мимо проезжает полицейский автомобиль, тормозит:
            -- В этом месте сажать ничего нельзя.
            И сразу же уезжает.
            Она, задумчиво:
            -- А всё-таки хорошо жить в городе, где полиция занимается тем, чтоб никто не посадил неправильно кактус.


ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ
            В кацринской библиотеке есть русская секция: несколько тысяч, так сказать, «единиц хранения».
            Маленькой библиотеке с малыми ресурсами приходится при составлении коллекции делать жёсткий отбор, то есть жертвовать второстепенным ради необходимого.
            Поэтому иногда любопытно взглянуть:  что именно выбрано.
            Ещё интереснее отметить, какие книги были приобретены в количестве более одного экземпляра : в смысле на тот случай, если вдруг эту важную книгу вдруг захотят читать несколько человек сразу.
            Пять экземпляров:   Цруйя Шалев (напоминаю, что в городе 7000 жителей).
            Четыре экземпляра:   Амос Оз.
            Три экземпляра:   Нина Воронель.
            Два экземпляра:   Изя Шамир (любезно изданный в Москве).

            А вот, например, чего в коллекции не оказалось вообще.
            Нуль экземпляров:
                        История еврейского народа (ни в какой версии, даже Греца, не говоря уже о Даймонте).
                        Геула Коэн
                        Рафуль Эйтан
                        Владимир Жаботинский (впрочем, имеется одна брошюрка, содержащая его юношескую  пиесу).


НЕ ДЛЯ ДЕТСКИХ УШЕЙ
            Мне приходилось слыхать, что у Кацрина репутация чопорного, буржуазного города.  Так ли уж это неверно?  Вот сценка в местном торговом центре.
            Если прийти в продовольственную лавку-«супермаркет» в неудачное время, там можно увидеть даже очереди у касс.  Как-то раз в такой очереди передо мною стоит молодая мать с ребёнком.  Ребёнок хнычет и капризничает, она его успокаивает явно импровизированной песенкой собственного сочинения:

                                        Жила была кошечка, звали её Крошечка.
                                        Тише, тише, кошечка! Тише, тише, Крошечка!

                                        Жила была мышечка, звали её Тишечка.
                                        Тише, тише, мышечка! Тише, тише, Тишечка!

                                        Жила была козочка, звали её Розочка.
                                        Тише, тише, козочка! Тише, тише, Розочка!

                                        Жила была белочка, звали её Стрелочка.
                                        Тише, тише, белочка! Тише, тише, Стрелочка!

                                        Жила была уточка, звали её Шуточка.
                                        Тише, тише, уточка! Тише, тише, Шуточка!

                                        Жила была бабочка, звали её Лапочка.
                                        Тише, тише, бабочка! Тише, тише, Лапочка!

                                        Жила была рыбочка, звали её Скрипочка.
                                        Тише, тише, рыбочка! Тише, тише, Скрипочка!

                                        Жила была...

            Тут она запнулась, видимо, не придумав продолжения. Я не удержался и подсказал: «Жила была курочка, звали её Дурочка».
            Она смущённо возразила:
            -- Зачем такие грубые слова!
            Мне вспомнился Аксаков, который где-то с удивлением отметил, что некоторые уездные барышни в краях неподалёку от его имения считают слово «свинья» неприличным, и когда надобно его произнести, употребляют эвфемизм:  не рогатая.  Впрочем, я не стал дразнить заботливую маму и предлагать альтернативный вариант «Жила была свиночка, звали её Зиночка».


О МОЁМ КОВАРСТВЕ
            Однажды на кацринском базаре появился продавец мёда, молодой парень, русский.  Мёд у него был замечательный, я купил баночку и очень доброжелательно спросил (почему я подчёркиваю, что именно  доброжелательно,  сейчас будет понятно), где его пасека, как часто он здесь бывает.  Парень обстоятельно и тоже очень любезно отвечал.  Мёд действительно был на редкость хороший, и я, прощаясь, спросил, есть ли у него карточка.
            -- Конечно!
            Он порылся в сумке и протянул мне довольно потрёпанную карточку.  Я, недолго думая, сунул визитку в бумажник.  И тут вижу, что он изумлённо на меня смотрит:
            -- Это моё разрешение на торговлю...


ГУМАНИТАРНАЯ КАТАСТРОФА
            Как-то раз центральная пресса сообщила:  в стране острая нехватка донорской крови!  Срочно сдавайте, а то израильские больницы рискуют остаться без возможности делать переливание!
            Захожу в местную станцию «скорой помощи».
            Дежурный удивляется:  какая кровь??
            Объясняю.
            -- А-а-а... (вдруг вспоминает).  Да они уже приезжали.  Стояли возле «кеньона» в первой половине дня...1
____________________
1  В первой половине дня Кацрин почти пуст, его жители с утра разъезжаются.


КАРЬЕРА   (со слов старожила)
            Она была главным технологом одного из немногих белорусских предприятий, экспортирующих на Запад конкуретоспособную продукцию.  «Я не хотела бы бросать свою профессию», -- сказала она в «Сохнуте».  «Вам не придётся.  Конечно, на первых порах, пока вы будете учить иврит, вы не сможете занимать должность, аналогичную вашей нынешней.  Может быть, даже придётся поработать на никайоне, освоиться с местными реалиями.  Но потом -- карьерный рост для вас открыт.  Все условия, плюс содействие со стороны государства.  Есть, например, у нас такой хороший, быстро развивающийся город:  Кацрин. Неописуемая красота, горная вода, нежное солнце, свежий воздух, очень нужны специалисты, бурно открываются экологически чистые предприятия.»
            Приехав, она выполнила первую часть программы и вновь обратилась к сохнутовскому чиновнику.
            -- Конечно, мы вам поможем, -- подтвердил пакид.  -- Вы, например, можете открыть свою фирму, используя ваш богатый опыт.  А мы вам поможем.
            -- Я не бизнес-вуман, я технолог.  Я хотела бы работать по специальности.
            -- Ну тогда для вас в качестве работы есть разве что никайон.
            Вскоре она связалась со своим бывшим предприятием в Минске:  не возьмут ли её вновь на работу, хотя бы на никайон.  Руководство охотно согласилось, и она вернулась, но, конечно, не на никайон, а на прежнюю должность.


ПОЛЕЗНЫЙ СОВЕТ
            У меня перед домом, прямо у входа, небольшой кусок невозделанной земли.  Ранней весной он начинает покрывается дикорастущими травами, и если его аккуратно поливать, всё лето зеленеет замечательным по красоте разнотравьем с жёлтыми, лиловыми, красными цветами, причём всё вырастает само, без всяких посадок.
            Этой весной из-за обильных дождей травы поднялись раньше и гуще обычного.  Случайно заглянувший ко мне односельчанин, бывший советский милиционер, показывает на мой зеленеющий квадрат и объясняет:
            -- Надо это опрыскать прямо сейчас таким специальным опрыскивателем.  Есть такой химикат, называется так-то и так-то.
            -- Зачем?
            -- Потому что, если этого не сделать, всё это к лету заростёт густыми зарослями, вот такими высокими (показывает рукой).  Точно говорю.
            -- А если сделать?
            -- Вся эта трава пожухнет и исчезнет.  Останется голая земля.


ЗНАКОМСТВО С ЕВРЕЙСКОЙ ТРАДИЦИЕЙ
            Молодая красавица-гиёрет удивлённо рассказывает, как их учительница иврита на одном из самых начальных уроков давала ученикам слова «где», «тут», «там» и т.д.
            «Где мы?  Мы в классе.  Где класс?  Класс в здании.  Где здание?  Здание в Кацрине.  Где Кацрин?  Кацрин в Израиле.  Пока в Израиле.»
            -- Почему она так сказала? -- недоуменно допытывается она у меня.
            -- Видишь ли, -- отвечаю, -- чёрный юмор это давняя еврейская традиция...


ОПЕРАТИВНОСТЬ
            У том же в ульпане ученикам группы, начавшей занятия летом 2005, выдали учебник, в котором на одной из страниц была напечатана в цвете физическая карта Израиля.  На карте весь сектор Газа был уже обозначен по другую сторону израильской границы.


ЕЩЁ О КАРТОГРАФИИ
            На обложках многих брошюрок для туристов, которые здесь можно увидеть на магазинных стойках, напечатана схематическая карта Голан.
            Почти на каждой из этих карт восточный предел Голанских высот обозначен только по синей (западной) черте нейтральной зоны, -- то есть Кунейтра на них вообще не значится. И в самом деле, какой резон обозначать на карте Кунейтру, если туристу невозможно туда въехать!
            Невольно вспоминаются издаваемые финнами карты своей страны.  На всех Финляндия политкорректно показана в современных границах.  Но при этом на всех -- на  всех!  -- ярко-красным цветом обозначены финские территории, захваченные СССР 65 лет назад в результате Зимней войны.  И на них -- опять-таки вполне политкорректно и правдиво, не придерёшься! -- написано:  «Территории, отошедшие Советскому Союзу по договору 1940 года».


АРГУМЕНТ
            Как знают все (или почти все) израильтяне, в Кацрине есть маленький археологический музей.  Однажды сотрудница этого музея, упомянув в связи с чем-то о драматических событиях 70-73 гг. н.э., и заговорив об Иосифе Флавии, добавила в его оправдание:
            -- Всё же надо понимать, что он был по тем временам широко образованным человеком, а Рим был тогда главным культурным центром.


ГУМАНИЗМ
            Как-то раз кацринская мэрия поместила объявление в местном пятничном еженедельнике: в городе отловлен кот, больной бешенством.  В связи с этим прискорбным событием мэрия просила всех жителей Кацрина такого-то числа не выпускать из дому домашних животных:  в городских аллеях будет размещена отравленная приманка против бродячих кошек.
            Возмущённые кацринцы отреагировали мгновенно.  Уже в понедельник мэрия, спасаясь от народного гнева, отказалась от своего кровавого плана.  И уже в следующем номере журнальчика повинилась перед жителями Кацрина за жестокий замысел (впрочем, добавлю, действительно варварский) и пообещала, что городская санитарная служба будет следить за инфекционной опасностью терапевтическими, а не хирургическими способами.
            Мне хотелось написать об этом маленьком случае с гордостью за родной город:  вот, дескать, какие у нас гуманные, социально-сознательные граждане:  читайте, завидуйте.  Но почему-то вспомнилось, что в июле 2005 из семитысячного Кацрина отправился в направлении Гуш-Катифа всего  один  автобус. Заполненный на треть.  (Остальные пассажиры сели уже в Хиспине).


НАЦИОНАЛЬНАЯ РЕПУТАЦИЯ
            Помните то ночное поле по дороге в Кфар-Маймон, где палаточный бивуак был разделён на секторы, по «городам происхождения»?  В крошечном кацринском секторе замечаю у одного бодрого человека (по виду лет шестидесяти) значок с надписью «Лехи».  Не удерживаюсь от вопроса, сознавая, впрочем, его нелепость:
            -- Вы имеете какое-то отношение к-- ?
            -- Да, я был в «Лехи».
            Я, изумлённо:
            -- Как это может быть?
            -- Мне восемьдесят четыре года.
            И добавляет, заметив мой уважительный взгляд:
            -- Ты ведь из России, да?
            -- Да.
            -- Откуда же ты знаешь про «Лехи»?


СТРАШНАЯ МЕСТЬ
            Некая жительница Кацрина решила пройти гиюр.  Но, когда дело дошло до собеседования, ей отказали:  «Нам кажется, что вы пока не совсем морально готовы.»
            Некоторе время спустя она открыла свой бизнес:  продовольственную лавку, в которой продаётся свинина, зайчатина, ещё что-то из той же группы.  Лавка демонстративно открыта по субботам.


ПРИНЦИПИАЛЬНОСТЬ
            Немолодая ола хадаша, только-только приехавшая в Кацрин, заглянула в «магазин деликатесов», -- тот самый, упомянутый в предыдущей зарисовке.  И спросила там фаршированную рыбу.
            Продавщица, высокомерно:
            -- Мы  такое  не продаём.


КОРОБЕЙНИКОВ И ЕГО БАБУШКА, 2005
            Лето 2005.  Хозяин одной из кацринских усадеб, живущий в Тель-Авиве, вдруг не продлил арендный договор жильцам, моим хорошим знакомым.  Но сам не въехал, а через некоторое время сдал другим.
            Бывшие съёмщики в недоумении:  чего он так поступил?  Мы же были в таких хороших отношениях!
            Спрашиваю Гилу (жители Кацрина поймут, о ком я говорю), что приключилось.
            -- Да я его знаю.  Он просто побоялся, что те станут претендовать на пицуим.


КИББУЦНИК
            В поисках нового жилища мои знакомые, по наводке той же Гилы (кацринского агента по недвижимости) набрели на домик, хозяин которого только что приехал из Америки.  В тексте договора, который он составил и предложил подписать, помимо прочего, оказалось записано буквально следующее:  «Если в течение срока аренды израильское правительство введёт налог на сдачу жилья внаём, то съёмщик обязуется заплатить всю сумму этого налога».
            -- Да вы что?
            -- Вот так -- и всё.  Нет, никакого компромисса быть не может.
            Затем последовал их разговор с Гилой-посредницей.
            -- Он что, с ума сошёл, этот ваш американец?
            Риэлтёрша вступилась за своего клиента:
            -- Да он никакой не американец!  Он только жил в Америке, недолго.  А вообще он киббуцник!  Вы знаете, что это значит?  Это такая особая среда, такой особенный мир, очень неформальный характер отношений.  Он боится вас больше, чем вы его!  Я с ним поговорю, и всё будет в порядке.
            И действительно, при следующей встрече с хозяином дома безумный пункт был из текста убран.
            Но тут он вдруг заявил:  «Сегодня уже восемнадцатое февраля, а мы условились, что вы въедете тринадцатого.  Поэтому арендная плата будет начисляться начиная с тринадцатого числа.  Нет, никакого компромисса быть не может.»
            После этого они поспешили снять другой дом, по соседству, а дом американского-экс-киббуцника простоял пустым ещё несколько месяцев.
            Похоже, у этих ребят могут быть компромиссы только с арабскими террористами.


ВЫБОРЫ В КАЦРИНЕ
  • Разговор двух молодых женщин около магазина.
  •             -- Я буду только за «Кадиму».
                -- Почему?
                -- Мне пообещали, что, если я проголосую за «Кадиму», нам дадут гражданство.

    Гм.  Никогда не подозревал, что у нас для участия в выборах иметь гражданство не обязательно.

  • -- Конечно, -- говорит мне мой знакомый, -- я помню твои статьи о Марзеле, и понимаю, что голосовать за него ты не будешь.  Но я же прошу только подписать письмо [в письме сказано так: дескать, буду за него голосовать и других призываю], которое тебя нисколько не обязывает, потом ты можешь голосовать за кого хочешь.1

  • День выборов.  Возле избирательного участка.  Симпатичная девушка в сине-бело-рыжем одеянии стоит рядом со столиком, заваленным предвыборными листовками, -- прямо перед входом на избирательный участок, и вручает листовки каждому входящему:
                -- Только за «Кадиму»!  За  торжество закона! 2
  • ____________________
    1  Суть просьбы марзелиста была в том, чтобы я своей подписью помог засвидетельствовать (или, точнее сказать, залжесвидетельствовать), что «единственный честный кандидат» якобы преодолеет электоральный барьер, то есть чтобы с помощью подлога помог ему загубить несколько тысяч голосов.
    2  Израильский закон запрещает избирательную агитацию в день выборов.



    TRICK-OR-TREAT, THE GOLAN STYLE, или КОЛЯДКИ ПО-КАЦРИНСКИ
                Накануне Ханукки к одинокой пожилой репатриантке, как теперь говорят, из Украины стучат в дверь.  Она открывает, видит ватагу детей, которые бесцеремонно входят в дом.
                -- Ой, шо ж вам дать, -- взволновано хлопочет она, сообразив, что никаких сладостей в доме нет.
                -- Чего -- дать? -- удивляются визитёры и ставят на стол бутылку праздничного вина, какие-то конфеты, маленькую хануккию.
                Немая сцена.


    Tags: Записная книжка без политики
    Subscribe

    • Про Юнну Мориц, бывшую поэтессу

      Сейчас в это трудно поверить, но когда-то она действительно писала хорошие стихи. И я до сих пор с симпатией вспоминаю милую и серьёзную девушку,…

    • 20 лет назад. 9.11. Разрозненные заметки

      Вспоминаю этот день 20 лет назад. Я как раз тогда был в Нью-Йорке, хоть и не на Манхэттене, и помню показавшееся мне очень явственным и всеобщим…

    • Премия

      Кто попытается предсказать?

    • Post a new comment

      Error

      default userpic
      When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
      You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
    • 14 comments

    • Про Юнну Мориц, бывшую поэтессу

      Сейчас в это трудно поверить, но когда-то она действительно писала хорошие стихи. И я до сих пор с симпатией вспоминаю милую и серьёзную девушку,…

    • 20 лет назад. 9.11. Разрозненные заметки

      Вспоминаю этот день 20 лет назад. Я как раз тогда был в Нью-Йорке, хоть и не на Манхэттене, и помню показавшееся мне очень явственным и всеобщим…

    • Премия

      Кто попытается предсказать?